Ментальное поле и имперские традиции России  108

Человек и общество

15.08.2022 16:00

Андрей Школьников

13296  7.1 (30)  

Ментальное поле и имперские традиции России

В попытках понять Россию и русских Запад постоянно делает ошибки. Не умея или не стараясь разобраться в особенностях и тонкостях свойственного нашей нации имперского мышления и пытаясь судить о природе русских исключительно по беглецам из страны, большинство которых сознательно отказываются от родной культуры, добровольно становятся отщепенцами и утрачивают право быть частью Русского мира, западные политики, военные и всякого рода толкователи на удивление часто попадают впросак. Между тем буквально на наших глазах внутри Русского мира на фоне СВО зарождается консервативный поворот, который еще более сближает советскую и православную культуру, ускоряя тем самым процесс формирования единой имперской нации

Западный мир в целом и англосаксы, в частности, рассматривали существование континентальных империй как изначальное зло, которому нет места в будущем. По итогам двух мировых войн и Холодной войны у них сложилось впечатление о том, что желанный результат практически достигнут. Однако радость эта оказалась преждевременной, на наших глазах Россия возрождается как империя суши, а русские – как имперская нация. Мифы начинают сливаться и жить собственной жизнью, местами гротескной и неисторичной, но это мало кого волнует.

Принадлежность к имперской нации определяется не по крови и не по гражданству, но по принятию культуры (языка, традиций, ценностей, смыслов), по самоидентификации и признанию за своего со стороны остальных представителей нации. Рассмотрим, как это проявляется в рамках Русского мира.

Имперская нация

В материалах аналитического центра/«фабрики мысли» CSIS (США), который, в отличие от многих других, достаточно глубоко «копает» и не отмечен откровенной и прямолинейной русофобией, в качестве одной из проблем России указывается на отсутствие определенности с понятием «нация». Выделены следующие варианты, ни один из которых, по мнению центра, так и не стал общепринятым для нашего населения:

  • «объединяющая нация»;
  • нация восточных славян (единство русского, украинского и белорусского народов);
  • нация как языковое сообщество;
  • нация по крови;
  • гражданская нация – россияне (все, у кого есть гражданство России).

Ответа на данный вопрос, действительно, нет до сих пор, у нас – тоже, что не есть хорошо для будущего. Третий (язык) и пятый (гражданство) варианты из вышеперечисленных для нас неприемлемы, так как размывают исторические корни и закладывают опасность постепенной утраты идентичности, с чем-то подобным сейчас столкнулись в Западной Европе. Четвертый вариант противоречит истории и имперским принципам и, затрагивая в перспективе вопрос о самоопределении малых народов, сильно упрощает традиционно сложившиеся в России установки и практики, низводя их чуть ли не до польских. Второй вариант (единство трех славянских народов) при привычном и несколько надоедливом сладкозвучии является, по сути, разновидностью четвертого, скрытые в нем сложности обнаружатся позднее.

Попытки искусственного создания этнических категорий и наделения их выдуманными именами, наподобие «россияне», безусловно, обречены. Следует понимать, что основой концепта «нация» должен служить некий костяк, то есть вполне реальная, а не аморфная общность, притягивающая людей и способствующая их единению.

Из предложенных американскими аналитиками пяти наиболее интересен, на мой взгляд, первый вариант – «объединяющей нации», вот только раскрывать его, по-видимому, нужно шире, через принятие культуры, т.е. не только языка, но и традиций, ценностей и также, желательно, веры. Наиболее простой вариант – двойная идентичность, как, кстати, и поступили на той же Украине, когда гражданин страны и представитель украинской нации были названы одинаково – «украинцами». В зависимости от контекста смысл слова, конечно, различался, но через несколько десятилетий омонимия ушла и оба значения как бы слились, растворились друг в друге, что подстегнуло и облегчило процесс ассимиляции. Нам-то, конечно, негоже забывать об изначальной антирусской направленности проекта Украины, и тот факт, что ему осталось не так и долго жить, а дальше воспоследует историческое забвение, не может не радовать. Другие варианты идентичности являются разновидностями и/или расширением указанных.

Мнение смотрящего извне врага может, как видим, дать немало. Так, в качестве ключевого элемента возрождения имперских принципов, что, с точки зрения аналитиков CSIS, является негативным фактором, рассматривается понятие «соотечественники за рубежом» (предложенное в свое время Сергеем Карагановым), опираясь на которое происходил (и будет происходить) выход России за пределы своих границ (в Южной Осетии, Крыму, на Донбассе).

В свое время для разрушения европейских империй и уничтожения имперских идентичностей Вудро Вильсон предложил возвысить национальные идентичности и дать нациям право на самоопределение. Похоже, что именно теперь настало время уйти от принятого тогда понятия «нация» и вновь ввести идентичность по принятию культуры, которая много шире идентичности по языку, глубже гражданской и более открыта, чем идентичность по крови. Данный подход позволит вновь возродить столь нелюбимые англосаксами континентальные имперские идентичности.

Ромейская империя/Византия была первой в мире полноценной империей, где общенациональная идентичность «ромей» была важнее принадлежности к конкретному народу по крови и языку. Ведь не просто так количество императоров не-греков оказалось в этой империи столь значительным.

Элиты присоединенных народов интегрировались в Ромейской империи в общую имперскую элиту, а население получало возможность жить согласно своим собственным традициям и обычаям в рамках исторических территорий компактного проживания. Выезжая за пределы таких автономий, люди были обязаны соблюдать общеимперские принципы, законы и традиции. В этом плане Россия стала культурной наследницей Ромейской империи, а русские – имперской нацией/народом.

Часто сокрушаются, что русские, в отличие от других эмигрантов, не создают сильных диаспор, но именно это и логично для имперского народа: ведь каждое приобретение есть потеря, а потеря – приобретение. Основная причина непонимания и недооценки России/русских со стороны Запада, а также и Украины, возможно, связана с тем,  что о нас судили по нравам и поведению русских эмигрантов и тех русских, кто остался на Украине. На самом же деле все обстояло не совсем так: дело в том, что самые активные, пассионарные и патриотичные русские, как, кстати, и формальные, паспортные украинцы, всегда отсеивались и уезжали из Украины в Россию, а вот все оставшиеся постепенно превращались в политических украинцев. При этом оказалось, что представители имперского народа в своей стране и они же, но потерявшие родину и смыслы, чувствуют и ведут себя кардинально по-разному.

В принципе мы тоже долго и сильно ошибались, когда считали, что русские, ставшие политическими украинцами, начнут вести себя так же, как мы, стоит лишь обрести Родину и цель… Не всё сразу, отрезвление и возвращение в свой культурный канон – процесс не моментальный. Будем работать…

И, да, культурная самобытность малых народов в России должна поддерживаться и сохраняться только в местах их компактного исторического проживания, за пределами этих территорий все должны вести себя как русские по культуре.

Таким образом, возьмем на заметку, что умный противник считает одним из важнейших нерешенных вопросов России проблему самоидентификации населения. Это значит, что данный вопрос так или иначе должен быть закрыт. Из всех выявленных вариантов оптимальным видится преставление о русских как об имперской, объединяющей нации, основу которой составляет принятие русского культурного канона – языка, ценностей, традиций, самоидентификации, а также, обязательно, признание за своего другими носителями данной идентичности.

Русские являются имперской нацией со всеми её плюсами и минусами. Поэтому не будем переживать о том, что вне российской территории не происходит образования сильных русских диаспор, с другой же стороны, находясь на своей земле, общины русских способны демонстрировать чудеса преображения и усиления. Запад пытается судить о нас на основе матрицы поведения русских эмигрантов, не понимая того, что пресловутая «русскость» ими в главном уже утрачена. Точно так же ошибались и мы, когда считали украинцев частью нашего народа, мечтающего опять стать частью империи.

Восточноевропейская цивилизация/Русский мир

Под цивилизацией будем понимать устойчивую во времени, самовоспроизводящуюся, опосредованную культурным единством совокупность этнических систем, сообществ и отдельных индивидов (последнее важно), самоидентифицирующихся с данной цивилизацией, что признается и подтверждается другими представителями этой цивилизации. Цивилизация должна быть значимой в масштабах мира, обладать объективными отличиями от других себе подобных и признаваться ими в качестве цивилизации.

В современном мире следует разделять Атлантическую и Западноевропейскую цивилизации. Первая – в основном англоговорящая, основанная на пост- и антихристианских принципах, европейском дуализме, талмудическом иудаизме, либерализме. Она включает в себя значимую часть населения Западной и Центральной Европы, Северной Америки, Австралии, жителей крупных городов по всему миру. Западноевропейская цивилизация – исчезающая иудохристианская, вытесняемая Атлантической, традиционная западно-христианская, в основном германо- и романоязычная. Представлена христианами Европы, WASP’ами в США, иудеями.

Возникает вопрос, как соотносить подобное с нашей Восточноевропейской цивилизацией/Русским миром, сформировавшимся на периферии Ромейской/Православной и в то же время вобравшим в себя традиции и элементы кочевой цивилизации Великой степи. И еще один, не менее интересный вопрос. Был ли советский период новой цивилизацией, а если был, то кто мы сейчас – возрожденная дореволюционная или некая новая цивилизации?

С одной стороны, советский период характеризовался атеистической и материалистической культурой, с другой – бОльшая часть непротиворечащих классовой теории, нерелигиозных русских норм, традиций, правил и ценностей были сохранены/возвращены и стали частью культуры этого периода нашей истории. Гибель СССР не привела к разрыву преемственности, а вот активная праволиберальная пропаганда ценностей и традиций Атлантической цивилизации оказала на нас безусловное токсичное и разрушительное воздействие.

В последние десятилетия произошло, тем не менее, формирование основных консервативных культурных канонов Русского мира: советского и православного, первый является эволюцией культуры периода СССР, второй – мифов о Руси, Российской империи, белом движении и т.д. Понятное дело, что, говоря о советском культурном каноне, мы имеем в виду текущее его прочтение, а не то, которое господствовало в период 1920-х и 1930-х годов, равно как и нынешний православный канон не тождествен былому монархическому.


Сравнение культурных канонов цивилизаций

Рис. 1. Сравнение культурных канонов цивилизаций

На рисунке 1 представлено сравнение культурных канонов в рамках Русского мира и канонов Запада. Несложно заметить, что текущие варианты советского и православного культурных канонов имеют мало противоречий и лишь очень небольшое число их крайних представителей может относиться друг к другу враждебно, для большей же части населения различия уже несущественны. Чтобы окончательно закрыть вопрос, необходим социальный консенсус по части общей истории.

И, да, в то же время нынешняя культура Запада, при кажущейся преемственности, настолько чужда его же культуре и традициям полувековой давности, что  США и Европе давно впору лить слезы о цивилизационном разломе.

Таким образом, вероятно, и вправду имеет смысл говорить о постепенном соединении и формировании общего русского/имперского культурного канона, в рамках которого будет иметь место совпадение языка, ценностей, норм, правил, традиций и будут допустимы оба варианта религиозной идентичности – православие и агностический атеизм. Подобное признание «своими» сохранится и для входящих в состав Русского мира народов, представителям которых свойственны свои собственные религиозные традиции. К нетрадиционным формам религиозной идентичности отношение будет негативным – ренегатов мало где любят…

Ментальное поле России

Под ментальным полем России будем понимать совокупность культурных канонов населения страны, своеобразный аналог национального состава, идентичность в котором определяется не графой в документах, а принадлежностью к определенной культуре/культурному канону.

Начиная с хрущевской оттепели, в советском обществе начала закладываться карго-культура «мечтателей-западников», имевшая мало общего с реальностью. Советские богема и интеллигенция – работники всяческих НИИ, вузовские преподаватели, считавшие себя недооцененными и подверженные грезам в духе «на Западе я бы зарабатывал миллионы», стали основой слома СССР, хотя, вероятно, самая большая доля ответственности за начало этого разрушения лежит все же на советской управленческой элите и партноменклатуре. Как бы то ни было, присущий большей части населения левоконсервативный советский культурный канон был отравлен и начал отмирать.

Ментальное поле России

Рис. 2. Ментальное поле России

Все последующие цифры оценочны и в большей степени направлены на иллюстрацию текущей ситуации и проблем. В настоящее время в обществе примерно 55% придерживаются консервативных культурных канонов – советского и православного, плюс около половины национальных меньшинств придерживаются своих консервативных канонов.

При смене канона минимум у 10% населения происходит слом, утрата культуры по принципу: из одной вышли, в другую не пришли. Вариантов слома много, начиная от явления «граждан мира», «общечеловеков» и/или либералов, заканчивая неоязычниками и/или неонацистами, воюющими против России на территории бывшей Украины. Практически все нацбаты на Украине состоят из точно таких же людей без канона, как и легко понимающие и принимающие их либералы, а также значимая часть современных европейцев.

Немногим меньше трети современного российского общества – «россияне»/либералы-патриоты, т.е. люди либеральных взглядов, но поддерживающие любую политику государства, этническая принадлежность для таких тождественна гражданству.

В рамках консервативного поворота, особенно усилившегося под влиянием СВО, около половины либералов-государственников опять станут консерваторами (советская или православная культуры), как и часть носителей национальных канонов станут имперцами. Последнее мы тоже наблюдаем на фоне СВО, когда внутренние национальные границы стираются и все дружно становятся «русскими». В то же время возрастет и количество «сломанных при перепрошивке», к этому надо быть готовыми.

Если перекрыть свободный отъезд, то немногим более четверти общества будут чужды консервативные принципы и они будут саботировать развитие России – поэтому пусть едут, куда душа тянет. Нам нужно наладить систему образования и воспитания, а также подумать и позаботиться о приеме обратного потока – консервативных европейцев, уставших от ювенальной юстиции и торжества перверсий и готовых принять присущие нам консервативные культурные каноны, т.е. стать гражданами Империи и частью Русского мира.

И, да, смена человеком религии на нетрадиционную для его народа, например, для татар характерны ислам, православие (крящены) и агностический атеизм, ведет в итоге к смене канона (полный переход в другой) или «сломе», отказе от канона…

Таким образом, можно считать, что за тридцать лет после психоисторической/ментальной катастрофы в нашем обществе практически сформировалось два очень схожих по ценностям, традициям, нормам и правилам консервативных культурных канона – советский и православный. Первый построен на агностическом атеизме, второй – на православном исихазме, но, несмотря на значительное различие основ, они смогли в рамках русской имперской культуры и идентичности прийти в баланс и своеобразный консенсус.

Будем надеяться, что в ближайшие годы происходящий консервативный поворот позволит, наконец-то, преодолеть раскол в обществе и добиться относительного единства.

Резюме

В западном мире разрыв между текущей культурой и традициями середины 20-го века чудовищен, по многим аспектам произошел разворот на 180 градусов, белое стало черным, а черное – белым. У нас же, напротив, переходы с сохранением культурной/цивилизационной преемственности от Российской империи к СССР, а потом к России, перерождающейся сейчас в империю, позволяют говорить об эволюции и развитии единой Восточноевропейской цивилизации/Русского мира.

Будучи имперской нацией, русские по-прежнему остаются загадкой для большинства иностранцев: с одной стороны, в отличие от многих других народов, они не умеют формировать сильные диаспоры, с другой, на своей земле русские демонстрируют чудеса сплоченности и самопожертвования. Попытки смотреть на Россию сквозь призму привычек и поведения эмигрантов, отринувших русскую культуру, нормы и традиции, ведут к недооценке, подобной той, которую Запад допустил в начале противостояния в 2022 году.

Для русских естественными и приемлемыми являются два сходных и связанных культурных канона: православный и советский. В настоящее время происходит консервативный поворот, когда количество носителей консервативных смыслов и ценностей в России резко и качественно растет – во многом благодаря сплоченности и переосмыслению происходящего на фоне СВО.

В ближайшие годы, при сохранении проявленных тенденций, следует ожидать качественного перелома, перехода к доминированию в обществе консервативных ценностей, традиций и смыслов. Для этого нам необходимо: выстоять в противостоянии с Западом, успешно довести СВО до конца, определиться с историей, общими имперскими традициями и ценностями и вернуть патриотизм в систему образования и воспитания детей и молодежи.

фото: stoletie.ru


Заметили ошибку в тексте? Сообщите об этом нам.
Выделите предложение целиком и нажмите CTRL+ENTER.


Оцените статью

––>

Спасибо за обращение

Укажите причину