Поиски идеологии для России  89

Аналитика и прогнозы

28.06.2023 09:00

Андрей Школьников

24060  7.4 (14)  

Поиски идеологии для России

Разговоры о необходимости построения идеологии и образа будущего для России давно будоражат умы соотечественников. Правда, если образ будущего можно попробовать не только описать, но и частично сконструировать как итоговое целевое положение, то идеологию подобным маневром не осилишь:  являясь «запечатлённой» онтологией, коллективным представлением общества о себе, она имеет другую природу. Её нельзя придумать, можно лишь аккуратно направлять, корректировать и даже «воспитывать» – в надежде, что зерна прорастут и дадут желаемые всходы. Идеология – продукт не планирования, но  взросления и воспитания

В настоящее время занимаюсь переписыванием / сбором материалов в новую книгу, из-за чего времени на большие отдельные статьи попросту не хватает. К тому же многое из того, что хотелось бы транслировать аудитории, уже было в статьях и публикуется в тг-канале в виде заметок. Через некоторое время, после завершения разбора уже готового материала, постараюсь вернуться к старому формату.

Итак, если отбросить откровенно утопические и недостижимые построения, то большая часть заходов на поиски / построение образа будущего и идеологии в последние 30 лет, т.е. после крушения СССР, окажется вторичной. Поскольку в основе большинства проектов лежит присоединение к чужому центру, а не покорение. Даже в мейнстриме западного выбора разговор в лучшем случае велся о «Европе от Лиссабона до Владивостока», причем о тупиках этого выбора и провоцируемой им неизбежной гибели нашей Восточноевропейской цивилизации никто, кажется, всерьез не размышлял и не печалился.

В данной статье автор не ставит себе цели описать для России идеологию, но считает необходимым обозначить основные уже проявленные ее элементы, а также предостеречь от  ошибок, которые могут в ближайшие 10-15 лет путать и смущать пытливые умы.

И, да, читая отдельных «идеологов» Русского мира, легко понять В.В. Путина, который много раз говорил о ненужности  в настоящий момент заниматься образом будущего и идеологией.

Консервативная корпоратократия

В ближайшие 10-15 лет ответом на попытки внедрения принципов ультралиберального глобалистского дискурса, а также основным трендом в поисках идеологии станет консерватизм. Будучи интегрированным в стратегический выбор России и на последующие десятилетия, он вообще превратится в основу ее дальнейшего самопонимания. В настоящее же время по части поиска идеологии можно выделить ряд основных подходов:

  • догматический – принятие без изменений существующих смысловых моделей и конструктов и полный «игнор» веяний времени (марксизм, монархизм и др.);
  • корпоративный – перенос неясных и плохо работающих для больших масштабов принципов корпоративной культуры на страну в целом (страна-корпорация);
  • популистский – направленный на удовлетворение нужд и чаяний большей части населения, т.е. несубъектных обывателей;
  • народный – апелляция к гордости и традициям населения через легенды, мифы и всевозможные симулякры;
  • реформистский – разнообразнейшие либеральные построения, одетые в наряды консерватизма.

Первый и последний варианты подробно разбирать, пожалуй, не имеет смысла, а вот остальные представляют большой интерес, ведь попытки искусственного формирования и насаждения идеологии сверху периодически будут возникать в информационном пространстве. Отдельным представителям власти и элиты будет вечно грезиться обретение «Святого Грааля», позволяющего выправить и зацементировать социологические рейтинги и превратить население в послушный, преданный и на все согласный электорат. Многие мыслители увидят в этом неявном заказе шанс войти в элиту, хотя последнее крайне маловероятно даже в случае самых гениальных прозрений у творцов смыслов. Мечтать и заниматься самообманом, впрочем, никто не запрещает.

Требования к новой идеологии со стороны представителей позиции «государство, как большая корпорация» понятны: консерватизм, уникальность, следование традициям, сохранение базовых экономических принципов (капитализм, корпоративное управление, частная собственность), важность национальной идентичности. На выходе получится обращенная в прошлое конструкция с чертами фашизма итальянского (1920-е – 1930-е гг.), а если добавится еще и религиозная составляющая – испанского.

В чистом виде фашизма в России не будет, слишком он чужд и ядовит для нашего общества, слишком сильны у нас германская и украинская прививка и память о прошлом. Наиболее заметными будут, вероятно, попытки положить в основу новой идеологии евразийские традиции (конец XIX – начало XX веков), точнее, географический детерминизм Петра Савицкого, который был сформирован параллельно и сходно с работами основателей геополитики / геостратегии Рудольфа Челлена, Карла Хаусхофера и Хэлфорда Маккиндера.

Наиболее известным представителем этой линии в современной России является Александр Дугин, чьи работы, к сожалению, лишены очарования этнографических подходов Николая Трубецкого и Льва Гумилева. В результате у Александра Дугина получилась теория возрождения континентальной Европы «за счет России». Последнее хорошо раскрывается в критике Вадима Цымбурского (ум. 2009 г.), российского теоретика геополитики  1990-х – 2000-х годов, сопоставимого по таланту и масштабу написанного.

Практически для любого консервативного вектора развития будет важно в данном контексте и осмысление работ философа Ивана Ильина (1883 – 1954 гг.). Если очистить их от идей монархизма и ряда отживших, архаичных форм и отношений, но сохранить православную духовность, исихазм, то выйдем на формирование державы в форме совокупности, кластера орденских структур.

На этой базе можно как создать защиту от попадания «под колпак Ватикана» в случае реализации стратегии «Третий Рим», так и заложить основу для перехода на стратегию «Новый Ковчег» в 40-е – 50-е годы. Есть, конечно, некая ирония в том, что работы обвиняемого в фашизме Ивана Ильина могут помочь удержать Россию от построения идеологии с чертами подлинного европейского фашизма, в том случае, разумеется, если они будут правильно прочитаны и поняты. Хотелось бы надеяться, однако, что вся эта борьба пройдет исключительно в пространстве теории…

И, да, попытка рассматривать хаотическую сферу (общество) через принципы и законы среды (корпорация) уже на уровне постановки вопроса не имеет смысла.

Таким образом, представление о России как большой корпорации с последующими попытками переноса принципов коммерческих структур на общественную сферу будет время от времени возбуждать незрелые умы. Но данный подход все-таки очень ограничен, так как большая часть принципов и отношений в государстве не сводима к корпоративной среде не столько даже по количественным, сколько по качественным параметрам и критериям. Естественным механизмом защиты от подобных построений станут осмысление и актуализация работ русских философов и геостратегов, а также формирование в обществе орденских структур.

Популистский консерватизм

В конце 2021 года на волне отказа от политической экологии и инклюзивного капитализма вопрос формирования идеологии вышел за пределы узкого круга философов и мыслителей и привлек к себе внимание общества в форме слета «неюных Василис по обмену премудростями». Название для итогового продукта было выбрано заранее – «консерватизм оптимистов», содержание предлагалось сформулировать по результатам деятельности.

Изначальный прогноз автора о тщете и суетности этого шума оказался справедливым, по прошествии двух лет результат по-прежнему отсутствует. Итог подобных «интеллектуальных штурмов», даже по более точным и прозрачным вопросам, как правило, является братской могилой невнятных эссе, в которых все есть, со слов авторов и составителей, просто никто, кроме них, этого найти не может и/или не умеет искать. Каждый творит в своей манере, логике и понятийной системе. Ни один из облеченных реальной властью людей – увы! – не будет читать «такое», даже в виде кратких выдержек и цитат.

Можно ли решить поставленную задачу? В рамках классического коллективного стратегирования, например, нужно заранее сделать основу, разделить подзадачи, а потом немного дополнить свое видение чужими мыслями, идеями и элементами. Прислали сто листов «гениальных построений», а оттуда взята всего пара красивых фраз? Бывает. Прошедшие два года показали – сообщество к такому не готово. Да и за предыдущие пару десятков лет разные чудные клубы так и не смогли родить идеологию для России и договориться о совместной работе.

Вернемся к вышеупомянутому выражению «консерватизм оптимистов», отражающему своего рода «народное» понимание проблемы. Большинство искателей вполне осознают, что речь здесь идет о традиционном консерватизме, а не об искаженном неоконсерватизме, с ограничением вмешательства правительства в экономику и социальную сферу, столь привычном, к примеру, для «неоконов» США. Теперь об  оптимизме. Он интересен, обоснован, осознан и объективен (привычный для консерваторов пессимизм в отношении будущего отвергаем), ведь не могут же столь серьезные авторы оказаться в плену «позитивных иллюзий», которые характеризуются завышенной оценкой своих способностей, нереалистичным оптимизмом и обманкой контроля. Все это, конечно, психическая норма, но нам с этой идеологией жить.

Попробуем сформулировать критерии «консерватизма оптимистов» как синтеза традиционных понятий современности и реалистичного оптимизма:

  • стабильность, порядок, сохранение и укрепление устоявшихся и проверенных временем государственных и социальных институтов;
  • традиционные ценности (без упоминания прав человека), нравственный абсолютизм (ценности индивиду даны Богом и/или изначально);
  • изменения важны, но должны быть эволюционными, сдерживающими, не затрагивающими основ общества;
  • революции и резкие реформы недопустимы;
  • сильная государственная власть, вмешивающаяся в социальную сферу вплоть до применения насилия;
  • директивное регулирование экономики, но с сохранением частной собственности как основы свободы;
  • справедливость и равенство, исходя из сложившихся традиций (если сословия – сохраняем, если равенство возможностей – держимся этого);
  • все индивиды в обществе следуют традициям, за этим надзирает государство.

Если описать итог максимально кратко, то он будет простым и «до боли» знакомым – застой. Итак, надо было придумать идеологию для текущего состояния России, сделать её оптимистичной и устойчивой. Оказалось, что это нереально.

И, да, ничего из искусственного, навязанного, нарочитого создания подобной идеологии не выйдет, последняя должна естественным образом прорасти сама. Попытки что-то извне привить требуют времени, рассчитанного на многие поколения, у нас его нет.

Таким образом, бесспорно, что большая часть населения не хочет никаких перемен и заинтересована исключительно в текущем и спокойном существовании. Попытки опираться на представления о будущем, желания и интересы большинства обречены на отказ от развития и застой. Практически любые изменения и «инвестиции» в будущее натолкнутся на недоверие и отрицание, слишком коротка человеческая жизнь и потому так мал у широких масс горизонт планирования и понимания будущего.

Собственно, любые попытки действующих политиков и/или ориентированных на их поддержку философов и мыслителей говорить о консерватизме будут приводить к описанию застоя, который, тем не менее, неким чудом должен приводить к развитию.


Создатели русской Рухнамы

Последним из необычных и представляющих интерес для анализа векторов строительства консервативной идеологии является попытка опереться на фольклорные представления, национальные мифы, идеализацию – словом, представление народа о себе.

Так, в 90-е годы в Туркмении увидела свет «нравственная конституция туркмен», вышедшая из-под пера местного президента, согласно официальной версии – «Рухнама». Появление данного «шедевра мысли», по задумке «автора», должно было … обеспечить счастье всем туркменам, минимум. Примерно такую же цель ставят перед собой разные мыслители, философы, концептуалисты, экономисты и прочие творцы идеологии, образа будущего и т.д. для России и всех русских.

Из раза в раз в результате усилий и благих намерений получается даже не аналог «Зелёной книги» Муаммара Каддафи, которая была все-таки любопытным вариантом пути, а «русская Рухнама» – безжалостная, бессмысленная и беспощадная, оторванная от реальности и нежизнеспособная.

Уровни / структура Христианского проекта

Рис. 1. Уровни / структура Христианского проекта

На рисунке 1 представлена структура формирования устойчивой, но при этом сохраняющей способность к развитию и адаптации на протяжении столетий / тысячелетий системы / проектности. Начинается все с духовного уровня, мира идей, на базе которого формируются морально-нравственные формы, далее – социально-общественные и т.д.

Подвиг Иисуса Христа был описан создателями Евангелий, а его «учение» было упорядочено и систематизировано учениками, в первую очередь св. ап. Павлом, а социально-общественные отношения на этой основе создал император св. Константин Великий, основатель Ромейской империи / Византии. Все последующие христианские государства строились на этой основе, актуализируя и меняя с течением времени лишь отдельные элементы конструкции.

В исламе два верхних уровня были заложены пророком Мухаммедом одновременно, а в марксизме эти уровни просто отсутствовали. Карл Маркс сразу описывал социально-общественные отношения, не на пустом, конечно, месте, но без чёткой преемственности и развития. Надо полагать, это во многом и предопределило крушение данной системы.

В попытках сотворения идеологии и образа будущего России многочисленные индивиды / группы авторов занимаются созданием идеалистических конструкций (второй уровень). Из-за недостаточного духовного опыта эти труды не имеют преемственности с духовным уровнем, и это в лучшем случае. Чаще же они и вовсе вбирают в себя множество магических, эзотерических и еретических элементов, создавая тем самым химерную и хрупкую конструкцию.

Как вывести из  подобных «шедевров мысли» социально-общественную и государственную системы, авторы не представляют. Вместо этого они призывают других присоединиться к своей работе, и, не забывая прославлять величие основоположников, попытаться завершить свой труд. Переход же на личностный уровень вообще не просматривается. Хотя более ста лет назад большевики сделали это лаконично и точно: «Землю – крестьянам! Фабрики – рабочим! Власть – советам!». Столь точное попадание было обусловлено пониманием государственного уровня, впоследствии ставшего известным под именем марксизма-ленинизма.

У современных отечественных авторов нет ничего, кроме непонятных конструкций второго уровня, оторванных от духовных основ, кривых социальных конструктов и полного непонимания / идеализации всего остального. Вот и получаются шедевры про идеалы, саморазвитие, гармонию, эстетику, культуру и т.д., которые для 90%+ населения звучат как бред бездельников, а у понимающих людей вызывают резонный вопрос без ответа: «Как от этого полета сферического коня в вакууме перейти к практике?»

И, да, созданные гениями системы смыслов действительно формируют цивилизации и народы. А если индивид не «тянет», то получается нежизнеспособная утопия и/или основа для харизматического культа.

Таким образом, если корпоративный и популистский подходы к построению консерватизма имеют определенный фундамент, основание, методологию и в принципе могут быть реализованы, то наиболее распространённый и отрывочно известный, извините, «ширнармассам» фольклорно-народный принцип вообще оказывается несовместимым с реальностью. Слабое знакомство составителей со сложностью общественной сферы и принципами её функционирования приводит к созданию утопических, обращенных в прошлое сказок и/или построению нежизнеспособных симулякров.

Идеология общества не может быть создана, запрограммирована и «оцифрована», она прорастает в процессе развития, как результат воспитания, который можно понять и объяснить, но нельзя заранее предсказать.

Идеология для России

Попытки сконструировать, описать идеологию для России чаще всего обречены с первых же шагов, так как начинаются с выбора в качестве базы одной из уже известных и существующих систем. Когда, вместо стремления к синтезу сложной и уникальной конструкции, сохраняющей и усиливающей естественные черты и качества этнической системы / общества, ведется нудная и хлопотливая работа по вталкиванию последнего в прокрустово ложе дискретной идеологической схемы.

Мыслитель уподобляется современному консультанту-недоучке, который, столкнувшись со сложной творческой задачей, начинает поиск похожих решений в практике / базе данных. Если что-то подобное обнаруживается, то меняется название в заголовке и предлагается делать ровно то же. Нет ничего удивительного, что стратегия Армении может быть «легко» переделана из стратегии Сингапура, отсутствие моря смущать совсем не будет. Подобное встречается сплошь и рядом при попытках упростить себе задачу.

В действительности же идеология является результатом воспитания общества, принятия им общих морально-нравственных основ, формирования единого культурного канона, представлений о будущем, прошлом и настоящем. У разных идеологий есть общие черты и пересечения, так, либерализм может быть левым или правым. А ультранационализм, переходящий в нацизм, например, долгое время рассматривался на Западе в качестве антипода либерализму, но в апреле 2022 года Френсис Фукуяма, один из глашатаев глобализма, фактически узаконил в мировом общественном дискурсе конструкт национал-либерализма.

Можно долго перебирать несколько десятков различных «-измов», пытаясь подобрать наиболее подходящий вариант. Оттенки между фузионизмом (либертарианский консерватизм) и минархизмом интересны и важны, но в итоге ни один из вариантов полностью не подойдёт. После чего будет предложен наименее конфликтный, а возникший зазор с реальностью станут игнорировать. Со временем подобный образ еще и «прирастёт» и общество начнут менять и форматировать, чтобы, теряя свою уникальность, добиться 100% соответствия.

Чем больше будут различия между выбранной моделью и реальностью, тем болезненнее изменения при форматировании. Социально-экономические шоковые реформы начала 90-х годов в России, в результате которых резко упали продолжительность жизни и рождаемость, а десятки процентов населения оказались сломлены, как раз и является примером жесткого и неудачного форматирования. При том, что изначально значимая и, казалось, не худшая часть общества жаждала изменений и реформ.

Основные направления построения идеологии

Рис. 2. Основные направления построения идеологии

На рисунке 2 представлены основные направления, которые могут стать основой для построения идеологии в России в ближайшие годы. Современное российское общество разделено, фрагментировано, пропитано либерализмом и магизмом. Оно не готово к формированию единой, общей онтологии на ультраконсервативных принципах. Равно как оно устало и от либерализма и разных форм популизма. В ближайшие 5-7 лет, не раньше, по мере очищения и синхронизации ментального поля можно будет говорить о появлении онтологии, коллективного представления о мире. Исходя из выбранного курса, внешнего давления и проводимой политики, можно выделить ряд черт, которые уже явно проступили:

  • умеренный консерватизм;
  • патернализм;
  • имперские / сетевые принципы интеграции населения и элит;
  • чуть больше левого, чем правого (небольшое преобладание общих интересов над индивидуальными);
  • мирное сосуществование традиционных религиозных систем и научного агностицизма;
  • осознание себя как отдельной цивилизации;
  • сложносоставная система идентичностей;
  • равенство начальных возможностей;
  • и … все остальное ещё не проявлено и/или может меняться.

И, да, далеко не каждый марксист сможет сходу объяснить различия между бернштейнизмом и троцкизмом, точнее, понять, что речь идёт о разных людях.

Таким образом, в ближайшие годы, по мере воспитания общества, данный базис будет активно дополняться, по мере снижения степеней свободы. Правильное воспитание не гарантирует желаемого результата, пытаться предугадать сейчас, каким он будет, не имеет смысла. Автор надеется, что в 30-е годы идеология России дополнится орденскими структурами с наследованием по духу, а не по крови и считает, что это будет очень важно и полезно.

Резюме

Формализация и описание идеологии России может быть не целью, а результатом долгого процесса формирования самосознания и очищения нашего общества. Для того чтобы быть частью Русского мира, заблудшие люди должны начать не только отказываться от праволиберальных принципов и идей, но и возвращаться к традиционным религиям / научному агностицизму. Уже сейчас можно выделить черты, которые станут частью коллективной онтологии общества, в ближайшие годы их число будет нарастать, чтобы примерно к 2030 году сделать задачу формулирования / сборки идеологии совершенно технической.

Россия вступила в долгую и протяженную войну с Западом, в результате которой должно произойти культурное, ментальное, психоисторическое переформатирование общества. Данный цикл занимает около 7 лет (малое / микро-поколение), попытки же ускорить события, например провести всеобщую мобилизацию, чреваты повторением шоковой терапии 90-х, разрушением множества базовых конструкций общественной сферы и бедами для десятков миллионов людей.


Заметили ошибку в тексте? Сообщите об этом нам.
Выделите предложение целиком и нажмите CTRL+ENTER.


Оцените статью

––>

Спасибо за обращение

Укажите причину