Очерк о стратегии Вьетнама  50

Аналитика и прогнозы

17.03.2023 11:30

Андрей Школьников

14470  9.7 (6)  

Очерк о стратегии Вьетнама

Отношения России / СССР с Вьетнамом имеют долгую и славную историю, в ближайшие годы данная дружба имеет неплохие шансы на возрождение, вплоть до вхождения последнего в наш панрегион (стратегия «Царица морей»). В отличие от абсолютного большинства стран мира, Вьетнам обладает достаточной субъектностью, чтобы самостоятельно определить свою судьбу, пусть и вариантов выбора не так и много

Рассмотрение Вьетнама в рамках привычных для большинства современных стран мира факторов приведёт к искажениям. Вьетнамская этническая система во многом уникальна и сильно отличается от других культур, в первую очередь высокой устойчивостью к внешним факторам и давлению, верностью традициям, способностью к развитию, принятию нового. Сложно найти другой столь же заточенный на независимость, нацеленный на противостояние внешним врагам и удержание внутреннего единства народ. Две тысячи лет этническая система, расположенная южнее много более крупного соседа – Китая, перманентно готового к экспансии (военной, экономической, культурной), - сохраняла свою уникальность.

Без учета данной особенности, рассмотрение поля стратегии Вьетнама не представляется возможным.

Уникальный патриотизм

Вьетнам существует на непривычных большинству современников принципах, что обороноспособность и независимость выше развития и потребления, а раскол, внутреннее соперничество, фракционность, оппозиция несут вред единству народа, а значит, обороноспособности. Последние два века Франция и США испытали это на себе и вынуждены были отступить, понеся неприемлемые потери, но не сломив волю и дух народа. Борьба с внешним врагом, постоянная к ней готовность, мобилизация создали современный народ Вьетнама.

В основе данного общества лежат не внутренние противоречия и борьба, а взаимное дополнение, переплетение трёх элементов (государство, семейно-общинные связи и культ предков). В результате получился синтез стержня / основы – патриотизм, самобытность и единство (см. рис. 1). Вьетнам смог научиться балансировать при интеграции чужих элементов, принимая их после актуализации и приспособления под себя и свою культуру. Всё новое настраивается на старый фундамент, не разрушая его, обеспечивая тем самым преемственность.

Структура вьетнамского общества

Рис. 1. Структура вьетнамского общества

Два тысячелетия Вьетнам по большей части жил и развивался под влиянием и в ареале китайской культуры и конфуцианской этики, отличаясь от соседних территорий Буддийского проекта (Мьянма, Таиланд, Лаос, Камбоджа) и индийской культуры / Большой Индии (Индонезия, Малайзия). Сверхдолгое и продолжительное влияние не помешало сформировать и сохранить свою самобытность, выборочное заимствование, переработка, адаптация элементов культуры и знаний позволила удержаться от поглощения Китаем.

Вьетнам является ярко выраженной державой суши, с очень болезненным и жёстким отношением к покушению на свои территории и границы, что не характерно для других стран Юго-Восточной Азии, в большей степени ориентированных на этно-конфессиональные границы. На памятнике Хо Ши Мину в Москве высечены его слова: «Нет ничего дороже независимости, свободы». На первом месте для элит и населения стоит способность защитить свою страну, лишь потом идут вопросы благосостояния.

Семейно-общинные связи (родственники и соседи) по силе и влиянию на индивида подобны родоплеменным, что очень необычно. Коллективистское сознание, общий морально-нравственный кодекс, уважение и любовь к общине и государству, как более широким формам семьи, лежат в основе социализации. Культурная самоидентификация стоит на первом месте, взаимная поддержка и система воспитания (семья, школа и др. институты) работают на сохранение привычных форм. Дух патриотизма, приоритет интересов и защиты Родины, коллективное превыше частного – являются общенародными и разделяемыми принципами.

Государство во Вьетнаме существует в парадигме строгой, справедливой отеческой заботы о народе, где есть любовь, но нет гражданского общества и нет равного диалога индивида с государством. Права есть во взаимоотношениях индивидов между собой, но с государством возможен только односторонний разговор, с отслеживанием обратной связи, готовностью меняться. При этом нет жесткого давления на индивида, справедлива пословица «указ короля уступает обычаю деревни», роль деревенской общины очень велика.

Роль более привычных систем смыслов (религия, идеология, морально-нравственный кодекс) занимает Культ предков. Почитание, уважение предков характерно для нескольких уровней: семья, община и государство. Для последнего сформирован и структурирован культ общенациональных предков, обеспечивающий связь поколений и преемственность власти. Это во многом схоже с японским синтоизмом, но в отличие от последнего, вместо предков императорского дома (потомки богини-солнца Аматэрасу), почитают героев, начиная от мифического основателя страны Хунг Выонги, сестёр Чынг и до совершенно реального Хо Ши Мина (1890 – 1969 гг.).

Последние десятилетия в стране усилилось распространение христианства / католицизма, но серьезных проблем целостности нации это не несёт. Зато подверженность молодого поколения влиянию праволиберальной глобалистской культуры, вызывает опасение. Они не чувствуют угрозы утраты независимости, растут в городах, смотрят на происходящее в мире и хотят стать его частью, не понимая последствий. Процесс разрушения традиций и целостности идёт везде, но основа во Вьетнаме ещё крепка, да и распад глобального мира снизит давление, поможет сохранить самобытность.

Возникает резонный вопрос, - если вьетнамское общество столь сплочённое, патриотичное и единое, почему оно не контролирует более слабых соседей и не строит империи. Коллективистская культура и традиции сильно ограничивают инициативу и субъектность, принятие решений происходит медленно, а сами решения консервативны. Постоянно присутствует поиск консенсуса, затягивание вопроса, стремление сохранить лицо, учесть мнение окружающих и т.д. Принципы вьетнамского общества хороши и удобны для защиты, отстаивания своего, но тяжелы для бурного развития и экспансии.

И, да, каких только фантазий, псевдофилософских и химерных семантических конструкций в попытках создания государственной идеологии на основе патриотизма не исходило от разных «мыслителей» в последние годы. Нет чтобы работающий пример посмотреть, с плюсами и минусами…

Таким образом, вьетнамское общество и культура являются одним из лучших примеров истинного патриотизма, ставшего основой национального сознания. Монолитная структура общества делают Вьетнам очень сложным оппонентом и врагом, что на себе испытали Китай, Франция и США. В ближайшие десятилетия вопрос независимости станет важнейшим для Вьетнама, останавливая и ограничивая экспансионистские стремления более сильных игроков.

В вопросах независимости и патриотизма, Вьетнам способен демонстрировать сопротивление, многократно превышающее его ресурсы, делая страну и народ совершенно нетипичными, сильными и неуступчивыми.

Поле стратегий Вьетнама

В Восточной Азии сложилась высокая плотность сильных игроков, неспособных договориться между собой: Китай, Япония, обе Кореи, Вьетнам и др. Высокие амбиции, отсутствие зон для экспансии и развития, буферных территорий способствуют среднесрочным конфликтам в регионе. С точки зрения культурного поля и перспектив, Восточную Азию можно разделить на несколько частей:

  • Китай, включая Тайвань, Гонконг и, с высокой вероятностью, Сингапур;
  • анти-Китай – ранее входившие в культурное пространство Китая территории (конфуцианство, иероглифическое письмо, вассальная зависимость от Китая, буддизм), сумевшие сохранить / сформировать свою культурную автономию / независимость, готовые к борьбе – Вьетнам, Япония, Корея, Монголия;
  • страны Буддийского проекта – Мьянма, Таиланд, Лаос, Камбоджа;
  • исламизированная часть Индийского мира – Малайзия, Индонезия;
  • периферийные христианизированные территории – Филиппины, Папуа Новая Гвинея и др.

Поле стратегий Вьетнама

Рис. 2. Поле стратегий Вьетнама 

Вьетнам является одной из стран анти-Китая, но, в отличие от технологически более развитых и сильных в плане вооружения и экономики Японии и Кореи, не может даже теоретически претендовать на формирования панрегиона (рис. 2). Его потолок – региональная держава (стратегия «Единый Индокитай»), - при катастрофических сценариях для мира, - с экспансией в прилегающие территории Индокитая (Мьянма, Таиланд, Лаос, Камбоджа), а также части южного Китая. При невозможности последнего сформировать собственный панрегион высока вероятность его распада.

Страны анти-Китая обладают достаточно высокой субъектностью и способны к формированию и проведению собственных стратегий, хотя бы в качестве младшего партнера / союзника для практически любого внешнего игрока. В 2027-2030 гг., по мере ослабления присутствия США в регионе и всё большего понимания, что следующим сценарием будет Мир панрегионов и региональных держав, перед Вьетнамом возникнет дилемма – чьим младшим партнером / союзником стать. Выбор невелик:

  • Россия в рамках стратегии «Царица морей», вероятность которой не высока, так как инерционный вариант «Третий Рим» (мы лучшая и настоящая Европа) доминирует;
  • Китай (стратегия «США минус 70 лет») – с последующей потерей себя и ассимиляцией;
  • Британия в рамках «Новой Британской империи», но этот вариант маловероятен;
  • Индия – маловероятно.

Из-за исторических обид и особенностей взаимоотношений, вероятность формирования устойчивого долговременного союза стран анти-Китая и Индии требует серьезных изменений и работы. В то же время, в случае отсутствия иных перспектив, перед угрозой экспансии со стороны Китая, (2027-2030 гг.), возможен временный, ситуационный союз и координация (стратегия «Антикитайский пакт»), что при отказе России от дальневосточного вектора развития в 30х годах будет доминировать в регионе.


Противостояние Китая и стран анти-Китая в случае победы первого ведет к очень быстрой и жесткой демилитаризации и утрате культурной автономии, но много вероятнее война троянского типа, когда победа обратится не меньшими долгосрочными проблемами, чем поражение.

И, да, имея рядом такого соседа как Китай, Вьетнам является одной из самых милитаризированных стран в мире, прекрасно понимая, что западные соседи могут очень быстро оказаться во власти Пекина.

Таким образом, не имея перспектив для формирования собственного панрегиона, Вьетнам является очень сильной и интересной страной на роль младшего партнера / союзника в панрегион для внешнего игрока. Инерционным вариантом стратегии Вьетнама является формирование единого антикитайского блока и сопротивление экспансии Пекина. В случае активной политики России на Дальнем Востоке, вхождение в наш панрегион (стратегия «Царица морей»), является оптимальным.

Данная стратегия позволяет смягчить исторические противоречия и объединить страны анти-Китая (Япония, Корея, Вьетнам) на пару поколений.

Бескомпромиссная борьба

Изучая другие культуры, мы склонны упрощать возможные реакции, гиперболизируя наиболее яркие проявления, словно речь идет о подростковом восприятии, когда есть исключительно белое и черное: любовь / вражда ценою жизни, дружба только искренняя, борьба и ненависть без компромиссов и т.д. Между тем, историческая вражда и/или дружба совсем не обязательно будет такой в будущем.

Для больших стран ситуация проста - между ними не бывает постоянной дружбы или вражды, лишь роли ситуационных союзников / врагов. Для малых стран все также несложно - они вынуждены плыть по течению, находясь в тени чужих интересов. Многие ли сомневаются, что в случае реализации Россией стратегии «Третий Рим / Жандарм Европы», все восточноевропейские лимитрофы дружно вспомнят русский язык. Вновь «выбранные» власти будут искренне недоумевать, как могли немногим ранее у власти оказаться такие неадекватные русофобы, – помутнение, обман и волшебство, не иначе.

Для средних стран, претендующих на позиции региональных держав, младших партнеров / союзников, ситуация смешанная. С одной стороны, они готовы к реализации своей национально-ориентированной политики, вплоть до открытой конфронтации, с другой, видя отсутствие перспектив, вполне готовы будут отринуть исторические предрассудки и выторговывать для себя специальные условия, лишь бы сохранить максимально возможную внутреннюю свободу и дождаться шанса на возрождение / освобождение.

Ранее бывшие частью китайской культуры и политической системы страны анти-Китая (Япония, Корея, Вьетнам, Монголия) не испытывают никаких иллюзий и желания оказаться в орбите китайского влияния, прекрасно понимая, что праволиберальное глобалистское ментальное форматирование, которому они подвергались последние десятилетия, будет мягкой формой по сравнению с политикой Пекина. В отличие от представителей Атлантической цивилизации, китайцы прекрасно знают своих соседей и не купятся на полумеры и внешние эффекты, требуя внутреннего принятия и изменений.

Данные страны / народы будут максимально пытаться уйти от вхождения в зону влияния Китая, сопротивляясь, заключая временные союзы между собой, стремясь скоординировать действия. Ни о каком добровольном присоединении без борьбы речи не идёт, но при понимании того, что сопротивление не имеет перспектив, начнутся попытки договориться.

В каждой из стран есть довольно сильная «прокитайская партия», рассчитывающая на достижение выгодных условий, нахождение взаимовыгодного компромисса, союз за счет кого-нибудь третьего и т.д. Совместные экономические проекты и сотрудничество в рамках глобального мира никуда не ушло.

Если совместная борьба стран анти-Китая не будет довольно быстро институализирована, не будет сформирован оборонительный союз, то Китай будет экономически крушить их по одной, разрушая внешнюю связанность. Стоит только Поднебесной взять под контроль Малайзию с Сингапуром (первый приоритет), а потом Индокитай (второй приоритет), как все три указанные страны анти-Китая становятся полуэксклавами, изолированными от сухопутных коридоров и испытывающими трудности с морскими путями.

Военной и экономической мощи стран анти-Китая, даже принимая во внимание последствия распада глобального мира, вполне хватит для сдерживания Китая, ключевой вопрос – хватит ли воли и силы духа. Если ни одна из трёх стран анти-Китая (Монголию в силу военной слабости можно не рассматривать) не склонит голову, то перспективы Китая будут заблокированы, социально-экономические проблемы и диспропорции в развитии не позволят. При выборе борьбы, Вьетнам станет естественным волнорезом для китайской экспансии на юг, как на суше, так и на море.

Для противодействия экспансии Китая, необходимо:

  • 2024-2026 годы – снизить экономическое и политическое влияние Поднебесной у себя и в регионе, провести зачистку «бамбуковой ветви» (китайской диаспоры в Юго-Восточной Азии), используя США;
  • 2025-2027 годы – удержаться от погружения в катастрофу на фоне глобальной катастрофы, вернуть максимальную субъектность, закрепив статус региональной державы;
  • 2026-2027 годы – решить вопросы собственной безопасности, по мере снижения влияния / ухода США из Восточного полушания;
  • 2027-2030 годы – сформировать военно-оборонительный союз, с участием стран анти-Китая, но без участия англосаксов, так как последние будут проталкивать свою игру, подобно уничтожению Европы об Россию, в конфликте на бУкраине;
  • 2027-2035 годы – сдерживать / максимально ограждать экспансию Китая и/или договориться о разделении сфер влияния, обезопасив себя;
  • 2030-2035 годы – решить вопрос о примыкании / формировании панрегиона, для дальнейшего развития и перехода в 6-ой технологический уклад.

В части разделения сфер влияния речь идёт о фактической договорённости о переходе стран Индокитая (без Вьетнама), Малайзии, Сингапура и Индонезии в Китайский панрегион в обмен на отсутствие интереса к странам анти-Китая (Япония, Корея, Вьетнам). Если бы последние смогли договориться самостоятельно (маловероятно), то могли бы создать свой панрегион, но времени на согласование позиций скорее всего не хватит. Странам анти-Китая нужен старший партнёр, что сможет прикрыть их от Китая и будет их воспринимать партнерами, пусть младшими, но всё же.

На данную роль подходят Россия, Индия и Британия / англосаксы. Последние не успеют к 2027-2030 годам набрать вес и влияние, переезд ВПК в Австралию под обёрткой AUKUS только будет обретать контуры. Индия имеет малые шансы к этому времени решить более насущные вопросы. Остаётся Россия (стратегия «Царица морей») или всё же странам анти-Китая суметь договориться между собой. Чем ближе распад глобального мира, тем больше попыток будет к такому диалогу.

И, да, у региона два ключевых вопроса – сможет ли Китай пережить распад глобального мира, не погрузившись / не будучи брошенным в катастрофу, а если да, то смогут ли страны анти-Китая выступить единым фронтом…

Таким образом, согласно текущим трендам, в 2026-2027 годы влияние США в регионе ослабнет / уйдёт. Если Китай сможет пережить шок от распада глобального мира, то следующие 2-3 года основное внимание будет направлено на взятие под контроль Малайзии и Индокитая. В случае успеха, под ударом окажутся остальные страны региона, в первую очередь для экономического воздействия (война Афины).

Несмотря на высокую автономность и закрытость от глобальных рынков, экономическая блокада и разрыв связей с соседями, попавшими под влияние Китая, вполне может заставить Японию, Вьетнам и/или Корею выбрать из двух зол - статус вассала или долгая затяжная война - первый вариант, реально оценивая альтернативы и свои перспективы.

Резюме

Две тысячи лет Вьетнам противостоял попыткам экспансии и ассимиляции, сформировав уникальную и очень необычную культуру, в основе которой лежат патриотизм и способность адаптировать и интегрировать к себе элементы чужой культуры, не теряя при этом себя.

В современно мире не так много стран, что имеют возможность выбирать своё будущее. Пусть без претензии на статус метрополии панрегиона, но вполне имея возможность стать региональной державой или младшим партнёром / союзником в рамках панрегиона. В отличие от Японии и Кореи, близких по историческому пути и прошлому влиянию Китая, Вьетнам не имеет шансов на формирование своего панрегиона, но сил, воли и возможности для становления региональной державой достаточно.

Инерционной стратегией для Вьетнама является ситуационный, временный союз с другими странами, не желающими установления господства Китая в регионе: Япония, Корея, Индия и др. Формирование данного союза будет означать очень тяжелое противостояние для всех участников, подобное троянской войне, когда разница между победителями и побежденными невысока.

И, да, в случае направления фокуса развития России на Дальний Восток в рамках стратегии «Царица морей», Вьетнам может стать одним из самых ценных и полезных наших союзников на несколько поколений.


Заметили ошибку в тексте? Сообщите об этом нам.
Выделите предложение целиком и нажмите CTRL+ENTER.


Оцените статью

––>

Спасибо за обращение

Укажите причину