Геостратегический взгляд на Юго-Восточную Азию: Малайзия  2

Аналитика и прогнозы

25.10.2022 10:00

Андрей Школьников

7155  10 (2)  

Геостратегический взгляд на Юго-Восточную Азию: Малайзия

Колониальная эпоха оставила большой след на политической карте мира, породив искусственные, сложносоставные и не способные существовать без внешней поддержки страны. Типичным примером является Малайзия, на формирование которой повлияли самые разные традиционные политико-экономические тяжеловесы – Индия, Китай, Исламский мир, Европа / Британия, Атлантическая цивилизация. Тем не менее новую уникальную малайзийскую идентичность создать / синтезировать так и не удалось. В условиях же распада глобального мира произойдёт обострение линий напряжения и разломов, что может вообще привести к исчезновению Малайзии с карты мира

Как правило, новый, сильный и энергичный народ / цивилизация зарождался на периферии уже существующего, в сложных / нетипичных для основной соседней культуры природных условиях, на пересечении сфер влияния других народов, подобное отмечали многие авторы, в том числе и Кэрролл Куигли. Было установлено, что ни комфортные условия, ни отсутствие сильных противоречий, а также угроз существования никак не способствуют эволюции и что этническая идентичность есть в первую очередь культурный, а отнюдь не биологический феномен.

Территория Малайзии, имеющая неприкрыто очевидное стратегическое значение и находящаяся на пересечении торговых и политических интересов внешних сил, могла стать колыбелью для сильной и субъектной державы, но вот не получилось!.. В ближайшие 5-7 лет, по-видимому, будет решаться вопрос о существовании данной страны вместе с ее народом, слишком хрупка и противоречива ее структура, слишком велики диспропорции в ее экономике и слишком высока заинтересованность в этой территории Китая. Остановимся на трёх обозначенных основных проблемах.

Проблема единства

Для формирования новых, сильных, пассионарных этнических систем необходимо единение людей перед лицом внешней угрозы, мобилизация, концентрация ресурсов – словом, все то, что ведет к исчезновению, нивелированию ранее существенных внутренних противоречий. Говоря другими словами, в окопе нет разницы, как зовут твоего товарища – Иван, Абрам или Магомед: чем дольше и бескомпромисснее борьба с внешним злом, тем меньше влияние старых распрей и конфликтов.

Новый народ формируется из совершенно разных, зачастую противоречащих друг другу  слагаемых и элементов, ключевой фактор – общий враг, опасность проигрыша которому значительна, а последствия  – в разы серьезнее всех внутренних предыдущих обид. Совместная борьба / противостояние способствует формированию и усилению общей, новой идентичности. Так, смешение неродственных гаплогрупп по Y-хромосоме у большинства современных народов является свидетельством проходивших в предыдущие века сложных процессов этногенеза и синтеза.

Имеются, однако, и любопытные обратные ситуации, когда в одном месте столетиями совместно проживают представители разных культур без явного превосходства одной из них и/или наличия имперской / сетевой идентичности, но при доминировании внешней силы. Примером подобного и может служить Малайзия, богатые и разнообразные природные условия которой, казалось бы, подталкивали к развитию, но формирования новой этнической системы / синтеза новой культуры здесь так и не произошло – слишком самодостаточными и устойчивыми оказались древние местные субстраты, в первую очередь китайский и индийский.

Коллективная идентичность, «мы», часто формируется как ответ на появление «они»: враг должен быть чужим и непонятным, в ином случае, стоит схлынуть эмоциям и истерии, как привычные правила взаимного существования все равно возьмут верх, правда в новых границах и балансе. Британцам удалось разделить Большую Индию по религиозному принципу и, разрушив вековые балансы и принципы сосуществования, заложить конфликт на долгий срок. Отсутствие общего, страшного и сильного врага в будущем, сделает этот раскол ещё более глубоким.

Этнокультурное поле Малайзии

Рис. 1. Этнокультурное поле Малайзии

Наиболее наглядно проблема отсутствия эволюции и формирования новой этнической системы представлена в Малайзии (рис. 1), формировавшейся в результате долгого процесса:

  • малайские / австронезийские племена оказались в составе Большой Индии, испытывая заметное культурное воздействие от экспансии буддизма и индуизма (4-5 в. н.э.);
  • распространение ислама в 15 веке позволило значительно снизить влияние индийской культуры и стало основой идентичности малайцев;
  • торговые пути в/из Китая способствовали формированию сильной китайской диаспоры, которая стала контролировать значительную часть экономики и доминировать в местной городской культуре;
  • колониальный период (португальцы, голландцы, англичане) способствовал распространению среди коренных народов (не малайцев) христианства;
  • правление Британии привело к усвоению местными элитами элементов британского шаблона и переселению в этот регион китайцев и индийцев в качестве рабочей силы;
  • интеграция в глобальный мир, догоняющее развитие, урбанизация (около 70% городского населения), а также распространение английского языка способствовали принятию постиндустриальной культуры Атлантической цивилизации.

Согласно официальным данным, около 70% населения Малайзии составляют бумипутера (малайцы и коренные народы островов). Казалось бы, построенная на малайской культуре, истории и исламе идентичность должна была стать ядром для населения расположенных на материковой части страны провинций, но реальность отличается от иллюзий статистики. Малайзия представляет территорию с пестрым и несмешиваемым населением, устойчивость которой к распаду в основном  определяется договоренностями элит и отсутствием игры внешних сил на раскол. Непосредственно малайцы-мусульмане составляют здесь немногим менее половины населения, около 20% – другие австронезийские народы, многие из которых христиане, ещё 22% –китайцы и 7% – индийцы. Помимо граждан, имеется еще около 3 миллионов (10%) нелегальных мигрантов: так, в штате Сабах (северная часть о. Калимантан) они даже составляют большинство населения.

Ключи устойчивости Малайзии к распаду

Рис. 2. Ключи устойчивости Малайзии к распаду

Если в отношении Индонезии положение ключей внутренней устойчивости к распаду можно обозначить как среднее, то для Малайзии оно значительно хуже (Рис. 2), имеющийся хрупкий баланс может быть в любой момент качнуться, слишком сильны противоречия.

И, да, катастрофа мультикультурного общества в Европе и прекращение работы «плавильного котла» в США имеет простые причины: нет врага, нет объединения, нет совместной деятельности / борьбы, нет условий для сложения новой идентичности.

Таким образом, можно видеть, что, несмотря на хорошие условия и предпосылки к зарождению новой сильной культуры на стыке влияния Индии, Китая, Исламского мира и Европы, в Малайзии не произошло формирования новой идентичности. Причина этого – отсутствие общей сильной угрозы, готовность и умение не бороться, а договариваться, и не в последнюю очередь – слишком серьезное стратегическое расположение, чтобы внешние силы могли рискнуть и позволить сформироваться на Малаккском п-ове реальному независимому игроку.

Современная Малайзия – во многом искусственное, постколониальное объединение, союз различных народов, культур и элит, удерживаемое как целое, во-первых, благодаря традиционно доминирующему влиянию англосаксонского мироустройства, заинтересованного в текущем статусе, и, во-вторых, благодаря некоторым элитным принципам.

Экономика, как приговор

Мы являемся свидетелями того, как разрушается глобальный мир, распадается на части система неэквивалентного обмена, при этом чем менее сбалансирована / открыта миру экономика, тем глубже оказывается падение. Особенно сильный удар придется по догоняющим экономикам, опережающе растущим за счет открытого доступа к внешним рынкам вроде Китая и Малайзии. Странам метрополии мир-системы (США, ЕС, Японии и т.д.) после разрушения связанности нужно будет замкнуть / восстановить вынесенные ранее на периферию производственные цепочки, сокращая общее производство и направляя готовую продукцию на внутренний рынок. Эта сама по себе сложная структурная задача окажется в разы более тяжелой для  догоняющих стран-фабрик.

Китай тут нужно рассматривать обособленно, так как у него есть небольшой теоретический шанс и амбиции стать новой метрополией / центром мир-системы, остальные местные государства этого лишены. Для них тренды крайне негативны – им бесполезно замыкать большую часть существующих производственных цепочек, так как на внутреннем рынке конечная продукция не нужна, а внешние рынки будут недоступны. Чтобы выжить и сохраниться, таким странам необходимо срочно восстанавливать предыдущие, более простые цепочки, перестраивая всю экономику и откатывая уровень технологий на десятилетия / уклады назад.

Положение Малайзии в отношении последствий краха глобальной экономики катастрофично, соотношение импорта / экспорта к ВВП (в номинальных показателях) составляет 55% и 65%, соответственно. Это худший показатель по локализации экономики среди средних и крупных стран. Малайзия – по своей сути, большая перерабатывающая фабрика, работающая по принципу прямоточного котла, когда лишь малая часть остаётся внутри. При сохранении относительной независимости и закрытых границах этой стране придется практически полностью забыть про электронику и машиностроение, вернуться к металлургии, текстильной промышленности и сельскому хозяйству и даже отправлять привыкших к офисам сотрудников в поля или в цеха.

При интеграции в китайский панрегион (стратегия Китая «США минус 70 лет») возможны два основных варианта. Первый: внутреннее потребление Поднебесной будет выравниваться под текущую структуру производства (4-й и 5-й уклады), что возможно лишь при уничтожении / изоляции от рынков более развитых держав региона (США, Японии, Кореи, Тайваня и др.). В случае успеха, т.е. большой войны и победы Пекина, Малайзия сможет сохранить свою экономику, полностью переориентировавшись на Китай.


В случае же присоединения к китайскому панрегиону без большой победоносной войны Малайзия скатится к деградации до аграрного уровня, и это с 50-70% избыточного населения, значительная часть которого первое время будет иметь возможность и желание уехать в США, Австралию, Британию и др. В период 2026-2030 гг. высока вероятность массового исхода населения из Малайзии. Переезд в Японию и Южную Корею будет осложнён, монархии же Персидского залива сильно просядут по уровню жизни и готовности привечать чужаков.

И, да, из Малайзии пытались сделать самую успешную и развитую страну Исламского мира, чтобы со временем она стала аналогом Тайваня и Гонконга, но времени на это не хватило…

Таким образом, приходится заключить, что Малайзия слишком поздно пошла путем догоняющего развития за счет внешних рынков и поневоле оказалась в самом уязвимом, промежуточном положении, вне центра мир-системы и с существенно разбалансированной в части производства и внутреннего потребления экономикой. Ситуацию можно было бы попробовать исправить, но близость и влияние Китая, а также высокая мобильность населения, достаточно сильно встроенного в образ жизни и ценности западного / англосаксонского мира, повышает риски оттока / бегства значительной части населения.

Если влияние англосаксов в Юго-Восточной Азии ослабнет, то Малайзия стремительно попадает в зону влияния Китая, при резком усилении которого она имеет шанс сохранить существующую, наполненную дисбалансами экономику. В любом другом случае стоит ждать деградации практически до аграрного уровня.

Внешнее влияние и экспансия

В текущем виде Малайзия удерживается исключительно из-за интереса Запада, точнее – Британии, в её сохранении, но членство в Британском Содружестве ничего не гарантирует в будущем. Основными игроками в Малайзии являются Китай и Британия, местные элиты и население слишком разобщены и ориентированы на внешние силы, чтобы с их потребностями и интересами кто-то считался всерьез (рис. 3).

Влияние внешних сил на Малайзию

Рис. 3. Влияние внешних сил на Малайзию

К внутренним проблемам добавляются ещё и внешние: захват / взятие под контроль Малайзии Китаем является очевидным и сильным стратегическим ходом, так как фактически ведёт к установлению в перспективе полного политического, военного и экономического господства Китая над странами Индокитая, которые окажутся зажатыми с двух сторон и экономические потоки которых окажутся под контролем Пекина. Географическое положение Малайзии делает её стратегической целью для Пекина, в долгосрочной перспективе даже более важной, чем Тайвань (рис. 4), с поправкой на уничтожение уникальных производств при уходе США из региона:

  • контроль стратегических проливов и путей, усиление позиций в Южно-Китайском море;
  • охват и давление на страны Индокитая;
  • большая по численности и влиянию китайская диаспора (пятая колонна);
  • формирование эксклава для наращивания зоны влияния;
  • плацдарм для военной экспансии в другие страны региона, давление с двух сторон;
  • разрушение оплота влияния и вытеснение Британии из региона;
  • разрушение связанности потенциальных противников – Японии и Индии.

Ситуация у Малайзии тяжелая, стоит только ослабнуть влиянию США в регионе, как тут же Китай попробует максимально быстро занять место всего Запада, сделав Малаккский п-ов целью своей экспансии. Высоки риски, что в процессе этого произойдет утрата северной части о. Калимантан и бегство миллионов малайцев.

Геостратегическая ценность Малайзии для Китая

Рис. 4. Геостратегическая ценность Малайзии для Китая

Ключевым для судьбы Малайзии будет динамика и скорость ослабления влияния англосаксов и Китая, кто продержится дольше, тот и будет определять судьбу этой страны. Согласно текущим трендам, ослабление влияния / уход США из Юго-Восточной Азии прогнозируется в 2026-2027 гг., однако два сильнейших государства в мире так плотно связаны, что быстрое ослабление одного неминуемо влечёт чуть ли не бОльшие проблемы для другого. Китай может просто не успеть воспользоваться уходом США из региона до момента, когда его накроют собственные проблемы. Британия в одиночку вряд ли будет готова к борьбе, а Индия и Япония могут не пойти открытый конфликт.

И, да, судьба сверхуспешного Сингапура, естественно, тоже весьма прозрачна: стоит только влиянию западных стран ослабеть ниже некоего критического уровня – и он «добровольно» окажется в составе китайской зоны влияния, облегчая заодно и получение контроля над Малайзией.

Таким образом, нет сомнений, что Малайзия является стратегической и очень привлекательной целью для экспансии Китая, поскольку она обеспечивает фактическое доминирование над всеми странами Индокитая и важнейшими торговыми путями и делает Малаккский пролив полностью подконтрольным Китаю. Внутренняя разобщенность и большой изначальный вес китайской диаспоры, в последние годы все более плотно сотрудничающей с Пекином, делает эту задачу вполне решаемой.

Резюме

Юго-Восточная Азия станет важнейшим полем битвы и противостояния, начиная с 2027-2030 гг. В ближайшие годы у Малайзии практически нет шансов на самостоятельную, субъектную политику и очень высоки риски распада. Страна будет вынуждена идти в фарватере одного из сильных игроков – Китая, Британии / Австралии, Индии, каждый из которых имеет свою группу влияния среди населения и элит. Усиление китайской и/или индийской партии (последнее все же маловероятно) неминуемо приведет к слому политического баланса и исходу нескольких миллионов малайцев, ориентированных на западный мир, в США, Британию, Австралию и др., после чего распад страны и отделение провинций станут вопросом времени.

Сохранение англосаксонского влияния позволит сохранить относительную стабильность до 2030 года, но для этого потребуется как «зачистка» экономики от влияния китайской диаспоры («бамбуковой ветви»), так и жесткая антикитайская культурная революция, что, принимая во внимание численность и значимость китайской части населения, представляет собой очень сложную задачу.

Положение Малайзии в условиях надвигающейся мировой катастрофы тяжёлое, можно выделить три ключевых фактора, играющих на разрушение / исчезновение этой страны в среднесрочной перспективе:

  • отсутствие внутреннего единства и сильная разобщенность по этнорелигиозным и культурным принципам;
  • разбалансированная и сверхоткрытая экономика, построенная на принципах догоняющего развития, не способная защитить себя от влияния кризисных / катастрофических явлений;
  • стратегический интерес Китая и возможность взять Малайзию под его контроль.

В рамках инерционного сценария в 2027-2030 гг. Малайзия окажется в зоне влияния Китая, войдет в его панрегион. Экономика к этому времени обрушится, значимая часть населения переселится / сбежит в США, Британию, Австралию, часть территории будет утеряна. Ключевую роль в этих процессах будет играть Китай, точнее, темп его ослабления на фоне общей деградации и распада глобального мира.

В отличие от других стран региона, даже национализация и разгром влияния китайской диаспоры («бамбуковой ветви») не позволит кардинально изменить описанную траекторию. Экспансию Поднебесной сможет остановить лишь распад Китая и/или резкое усиление Британии в союзе с Индией и Японией.

И, да, несмотря на красивую витрину, Малайзия оказалась одной из самых неустойчивых и хрупких стран, пережить распад глобального мира ей будет крайне сложно….


Заметили ошибку в тексте? Сообщите об этом нам.
Выделите предложение целиком и нажмите CTRL+ENTER.


Оцените статью

––>

Спасибо за обращение

Укажите причину