В поисках субъекта «Левого поворота»  259

Власть и общество

31.08.2019 14:00

Андрей Школьников

11863  9 (60)  

В поисках субъекта «Левого поворота»

Последние пару лет не прекращаются разговоры о необходимости «Левого поворота» в России. Речь идет об отказе от праволиберальных принципов в социальной, экономической, культурной, образовательной и т.д. сферах жизни, возврате к левоконсервативным ценностям. Фактически, мы приближаемся к точке выбора между инерционным правоконсервативным сценарием «Третий Рим» и сюжетом «Левый поворот». В этом аспекте есть один интересный вопрос – кто может стать субъектом данного процесса

Поле стратегий России

Поле стратегий России

Есть мнение, что в роли субъекта может выступать непосредственно народ, класс или иная другая большая слабоструктурированная общность. Вот только это изрядная идеализация. Попробуйте в многоквартирном доме организовать ТСЖ или сменить управляющую компанию. В рамках рационального дискурса задача понятна и очевидна, большинство людей должны без каких-либо возражений принять активнейшее участие, поддержать предложение, стать коллективным субъектом.

Реальность будет отличаться – большинство станет игнорировать, отказываться что-либо делать, требовать учесть их сверхценное мнение обо всем на свете и т.д. В итоге, пока не появится человек/группа лиц, что возьмут на себя ответственность, приложат массу усилий, начнут делать, а не говорить и т.д. ничего не произойдет. Вот они и будут субъектом. Так и на больших масштабах – нужны личности, принимающие решения и берущие на себя ответственность.

Смена направления развития страны может произойти или в результате изменения состава высшей власти и элиты, или в результате осознанного выбора элит под влиянием логики обстоятельств. Второй ввариант рассматривался много раз, посмотрим, есть ли в России условия для другого пути.

Процесс смены власти

На картинке представлена общая модель изменения социально-экономического курса и верховной власти страны. Как легко заметить, изменения начинаются с центра планирования/субъекта процесса, который может быть как внутренним, так и внешним.

В качестве примера внутреннего центра планирования можно вспомнить Генеральный штаб России в 1917 году (при интеллектуальном влиянии КЕПС В.И. Вернадского), роль которого была скрыта от общественности и историков на протяжении практически ста лет.

Что собой представляют внешние центры планирования хорошо можно узреть на примере цветных революций и их последствий – симбиоз спецслужб иностранных государств, «общественных» международных организаций их спонсоров и т.д. Ну и результат каждый раз получается совершенно несовпадающим с долгосрочными интересами страны и народа. Да и не может быть по-другому, у внешних сил свои интересы, ведь реальный мир совсем не похож на добрую детскую сказку.

Центр планирования совершенно не обязан обладать проектностью, это не психоисторическая структура, а проектный офис, штаб преобразования. Психоисторические смыслы во многом опосредуют будущую судьбу, устойчивость новой формы, но не процесс. Центр планирования не имеет ресурсов, чтобы взять на себя управление и выйти из тишины кабинетов, для этого нужны совсем другие люди. 

Процесс смены власти

Смена власти в стране

Следующим после субъекта в цепочке является инструмент/прямой выгодополучатель от изменений. В этой роли выступает контрэлита (часть элиты, желающая изменить соотношение сил без слома системы) или антиэлита (внесистемные властные элементы, планирующие полностью разрушить существующий строй и на его обломках создать новый мир). В качестве примера антиэлиты можно вспомнить большевиков в 1917 году и исламские группировки в странах Ближнего Востока, ну а контрэлита – властные группы, стоящие за парламентской оппозицией.

Далее все как на схеме – высшая власть в стране подвергается давлению, дезорганизации, попыткам лишения субъектности. Контр или антиэлита претендует на ее место, население используется в качестве инструмента давления на нижний и средние уровни государственной власти. При этом, чем слабее и аморфнее силовая и властная вертикаль, тем меньше она сопротивляется давлению. Собственно, роль внешних сил при цветных революциях двойная – формирование внешнего центра планирования и оказание давления на верховную власть в стране, чтобы последняя не смела защищаться.

В этих условиях нужно обладать изрядной долей дурости и/или недальновидности, чтобы обращать внимание на «советы» зарубежных партнеров. Большей глупостью является только хранение личных активов в юрисдикции потенциальных противников.

И да, население лишь средство для давления на средний и нижний уровень власти, блокирование силовых структур и раскачивание ситуации, как бы это ни было печально, такова природа человеческого общества. Инструментарий нас не интересует, он понятен и прост. Кстати, последние неудавшиеся цветные революции во многом объясняются интеллектуальной, финансовой и организационной деградацией сети структур, что ранее были центрами планирования, как элементы праволиберального глобального мира.

Таким образом, резкая смена направления развития и курса страны, требует центра планирования/координации, обладающего волей и ресурсами, властных групп, готовых перехватить власть, недовольства населения, блокирующего работу среднего и нижнего государственного аппарата и внешнего давления, что ограничивало бы поле маневра для высшего уровня власти.

Практически всегда за красивыми, правильными словами и поступками политиков скрываются чьи-либо корыстные интересы, а изменения, инициированные внешними силами, ведут к частичной или полной утрате уникальных собственных психоисторических смыслов. Люди с прекрасными светлыми лицами служат хорошей ширмой.

Нет смысла говорить, является ли внешнее влияние положительным или отрицательным, оно в первую очередь является другим, отличным, меняющим народ/страну по воле внешних сил. Основной задачей такого влияния всегда будет не благо для чуждой державы, а достижение собственных интересов.


Варианты смены власти

Смена направления развития происходит или в результате формирования нового консенсуса элит, т.е. когда большая часть правящего слоя осознает и соглашается с изменениями, или через смену высшей власти. Рассмотрим, какие возможны случаи последнего в зависимости от конфигурации ключевых участников.

В таблице приведены варианты, в зависимости от субъекта и инструмента действа. Выделение отдельной роли для населения не имеет смысла, так как его участие влияет на результат перехода, но никак не отражается на формате. Цветная революция (термин, не отражающий реального смысла, но уже устоявшийся) не превратится в традиционную революцию или государственный переворот ровно до тех пор, пока действо ведется под окормлением и в интересах внешнего центра. Мы можем сколь угодно долго рассуждать о большевиках, брали или не брали они денег на революцию у иностранных сил, но центр планирования был внутри страны. Ни англичанам, ни американцам, ни немцам, да никому другому даже в страшном сне не могло привидеться превращение Российской империи в СССР, а вон оно как вышло.

Российская империя и Февральская республика были на порядок более прогнозируемыми, понятными и простыми противниками.

В целом картина логичная:

  • внешний центр по умолчанию ведет к потерям;
  • революция требует внутреннего центра планирования и сильных, способных взять всю полноту власти и ответственности антиэлит;
  • отсутствие центра планирования переводит действо из конструктивного поля в бессознательное буйство стихии;
  • попытка изменений без опоры на властные группы, способные взять власть, превращается в «хождение в народ».

Теперь можно обратиться к современной России. Для «Левого поворота» центр планирования должен быть внутренним, так как внешних левоконсервативных сил, способных для такого действа, просто нет в природе. В качестве инструмента может выступать как элита, так и антиэлита, но если первый путь будет относительно бескровным и спокойным, то второй несет риски гражданской войны и значительные утраты в кратко и среднесрочной перспективе.

Есть ли у нас субъект/внутренний центр планирования, масштаба Генерального штаба 1917 года, что способен стать ядром будущих изменений? Не видно.

Есть ли среди контрэлиты или антиэлиты (не блогеров, хипстеров, неучей с инстаграма и прочих содомитов из мира постмодерна, а людей способных управлять государством) властные группы и их шлейф, что готовы поддержать «Левый поворот»? Да особо не видно.

Получается, что чуть ли не единственным вариантом изменения социально-экономической политики в России в ближайшее время – самоочищение и достижение соответствующего консенсуса среди действующей элиты (3-4 тысячи человек с членами семей на всю страну) и ее согласие взять за основу психоисторические смыслы внутреннего левоконсервативного центра планирования. В наших условиях, половина этого дела – соответствующее решение Солнцанашего.

С одной стороны это наименее безболезненный и не ресурсозатратный вариант изменений, с другой – «Холод, ветер, снегопад – Снова Путин виноват».

Таким образом, отсутствие в России левоконсервативного центра планирования и готовых реализовать его программу элитных/властных групп, делает перспективу «Левого поворота» здесь и сейчас событием трудным и неочевидным.

Как это ни смешно, но наиболее простым вариантом осуществления «Левого поворота» будет личное решение сюзерена большей части властных групп – Солнцанашего, воспринятое большинством.

Нужно ли рассматривать такой вариант – да. Логика обстоятельств подталкивает правящий слой и личной В.В. Путина к такому решению. Можно ли ничего не делать для резервного плана? Нет, левоконсервативный центр планирования должен появиться в любом случае, соответствующая по идеологии контрэлита/антиэлита должна формироваться.

Резюме

В настоящее время Россия стоит перед выбором между стратегиями – «Третий Рим» или «Левый поворот». Вот только если первый сценарий – инерционный, одобряемый как большей частью российской элиты, так и внешними силами, то второй требует сильных и сложных решений.

Что можно сказать по перспективам революционного перехода на левоконсервативный путь развития? В ближайшее время этот сюжет закрыт. Причина банальна – нет внутреннего российского центра планирования. В России нет властных и/или элитных групп, готовых и способных вопреки всему взять власть. Да и люди нужны, сопоставимые по масштабу личности и смелости прозрения В.И. Вернадскому, А.А. Маниковскому, А.И. Верховскому, М.Д. Бонч-Бруевичу и т.д. Вариант В.И. Чапаева – командира на лихом коне впереди всех, должен рассматриваться как крайний, уж больно высоки риски и последствия.

Может кого и привлекает сценарий – «весь мир насилья мы разрушим, до основанья, а затем», вот только шансы на возрождения России после такого невелики, нет у нас запаса прочности.

И да, мы опять выходим на необходимость построения «Скрытого основания», структур орденского типа и т.д., вот только отпущенное нам время измеряется не десятилетиями, а месяцами.


Оцените статью

Голосования



Как вы относитесь к идее превратить избирательное право в обязанность?


Спасибо за обращение

Укажите причину