Ротация российской элиты в ближайшие 10 лет  37

Человек и общество

31.01.2022 08:00

Андрей Школьников

21807  8.7 (25)  

Ротация российской элиты в ближайшие 10 лет

Фото: b17.ru

Всего лишь примерно за 20 лет (с конца 1980-х по начало 2000-х) в условиях психоисторической и общественной катастрофы в нашей стране произошла практически полная замена/ротация элиты. В то же время многие наиболее влиятельные современные элитарии являются представителями, наследниками, ставленниками советской номенклатуры, нижней и средней её части. Как же это так получилось и чего нам ждать в ближайшее десятилетие

В настоящее время мир и Россия погружаются в новую катастрофу, лет через 10 на самой верхушке власти мы рискуем мало кого узнать, хотя на самых влиятельных позициях, скорее всего, окажутся представители нижнего слоя современных элит, как это и случилось после распада СССР.

«Стартапы власти»

Регулярно возникает вопрос – как современные элиты и чиновничье сообщество России сможет реализовать описанные мной сильные и перспективные стратегии развития? Сегодняшние – никак. Совершенно аналогичная ситуация и у любых других нынешних элит и правящих групп любой державы, включая сетевые. Степень деградации элиты и правящего нашим миром класса – чудовищная, нет ни одной страны, где верхушка общества была бы способна в грядущую катастрофу выжить и провести народ через жесткие и необходимые изменения.

Если придерживаться логики «Выбирать надо из существующих, ведь больше никого туда не пустят», то можно смело готовиться к повторению во всем мире Темных веков: текущий уровень управления большинства элитариев – сёла и банды, какое уж там будущее для мира!.. Собственно, так и бывает практически перед каждой катастрофой, старые элиты её допустили/создали, необходимо очищение, и чем глубже дно, тем энергичнее должна проходить ротация и чистка. Да и на самом деле, несмотря на вроде бы регулярно воспроизводящиеся тупики, человечество в целом и отдельные народы в частности выходят на новые витки развития по спирали.

При прогнозировании будущего нужно четко понимать, какие степени свободы появятся в сравнении с сегодняшним днем. Отношения и состав элит перестает быть константой, классовой солидарности в кризис/катастрофу не ждите, зато принцип «каждый сам за себя» проявляется во всей красе. Положение и состояние отдельного элитария становится очень чувствительным к текущим раскладам, упавшего и допустившего ошибку спасать не будут, каждый думает: себе бы помочь. Вспомните катастрофу 1990-х годов, когда в новых условиях лишь небольшая группа номенклатуры смогла найти себя в руководстве и элите страны.

Да, многие из секретарей, инструкторов и т.д. смогли в рамках катастрофы что-то урвать себе, но их социальный статус резко просел, вчерашние первые лица стали верхней частью среднего класса, что в целом было для них несомненным падением. Номенклатурные генералы и молодые, борзые лейтенанты, коим вовсе не светили серьезные карьеры, поменялись местами. Изменения происходили очень быстро, лавинообразно – принципы и законы плавились, связи, обязательства и контакты переставали работать, потоки и власть перераспределялись, выстраивались новые контуры. Спасение было в том, чтобы первыми заскочить в новый контур и быстро сделать, найти, угадать нужный «стартап власти».

Подобные же процессы будут происходить в ближайшие годы по всему миру, кто окажется неспособным измениться – проиграет. Даже сохранение формальных должностей не гарантирует удержания влияния и статуса, контуры принятия решений будут быстро и непредсказуемо перестраиваться. Одна из десяти вновь созданных временных комиссий, в которую вдруг отправят первого попавшегося сотрудника, через некоторое время внезапно преобразуется в новый центр принятия решений, как это, к примеру, случилось в свое время со скучной должностью Генерального секретаря и занявшим ее И.В. Сталиным.

Процесс сей будет во многом спонтанным, из десятков потенциальных наследников у власти может оказаться самая неожиданная кандидатура, т.е. наиболее приспособленный, адаптивный к происходящему бардаку и постоянным сменам правил и законов человек. Если среди элиты и верхнего класса страны есть хотя бы 7-10% умных, жестких и вменяемых, то шанс у них будет, именно эти люди останутся, а на место остальных будут набраны их соратники, товарищи, друзья, родственники и т.д. В России после 1917 года нет привычной для большинства стран родоплеменной элиты (хотя её и пытались сформировать), социальные связи здесь пока являются более крепкими, надежными и определяющими, и с этой вариативностью и связаны наши возможности выжить в текущую катастрофу.

И, да, моя задача – создать и описать локусы будущего, чтобы было из чего выбрать и взять на вооружение, когда начнут искать основу для пути…

Таким образом, уверен, ожидание непосредственного проведения серьезных реформ и изменений от текущего руководства и элит, вне зависимости от страны, – занятие странное, отдающее наивной романтикой. Чаще всего роль руководителей сводится к инициации или максимальной отсрочке и всяческому сопротивлению начала изменений. Происходящие в рамках катастрофы политические, социальные, экономические и т.д. сдвиги приводят к серьезной ротации. На престоле оказываются претенденты из второго десятка, верхние же позиции, как правило, занимают наименее статусные и заметные элитарии.

Представители нижней части среднего слоя номенклатуры оказываются на вершине, а большая часть прежней элиты остаются просто богатыми людьми, теряя какие-либо властные рычаги. Так, абсолютное большинство важных и ценных знакомств и контактов из 1980-х в конце 1990-х оказалось обесцененным на порядок.

Волны прохождения во власть

В условиях катастрофы, когда система отношений, принципы и привычные законы обрушиваются за недолгий период времени не один раз, выживают лишь самые адаптивные и приспособленные к изменениям – ровно это и ждет отечественные элиты и правящую верхушку, т.е. всех не обладающих навыками «старых» (возрастом от 500 до 700 лет) и «умных» (возрастом от 150 до 300 лет) денег выживать в катастрофах.

Попытки вхождения во власть в этих условиях кардинально отличаются от ставшей привычной за последние 20 лет ситуации. Максимальное количество элитариев в стране изменяется медленно, так, для России речь идет примерно о 3-4 тыс. человек плюс членах их семей. По мере катастрофических изменений структура контроля над ресурсами и властью постоянно колеблется, одни наращивают локальное влияние, другие теряют практически все. Для понимания процессов ротации, становления новой элитарной системы полезно рассмотреть несколько волн/призывов, стремящихся как бы просочиться через образующиеся в ранее монолитных конструкциях трещины (каждая последующая волна призывается/набирается успешными представителями предыдущих):

  • первая волна – группы второстепенных и третьестепенных представителей существующих элит, «своих» для остальных элитариев, чьи личные черты, качества и убеждения оказываются максимально адекватными постоянно уходящей из-под ног действительности. Их цель – захват и удержание плацдармов и высот;
  • вторая волна – люди, обеспечивающие базовую инфраструктуру, удержание ранее захваченных позиций (административных, экономических, политических и т.д. ресурсов);
  • третья волна – разделение сфер влияния, формирование границ, переход от борьбы к мирному сосуществованию, максимум – локальные противостояния;
  • четвертая и последующие волны – призыв доверенных, надежных людей для упрочения позиций и сбора ресурсов с подконтрольных территорий.

Волны проникновения в элиту / власть

Рис. 1. Волны проникновения в элиту/власть

Представители первой волны сбиваются в стаи и прорываются наверх вместе, ни о какой организованной и стабильной иерархии речи здесь не идет. При распаде СССР было несколько попыток «первых волн», начиная от той, что была сформирована демшизой, и заканчивая волной молодых либералов со знаменитого фото, где вместе снялись Глазьев, Чубайс и Ко. Закрепились наверху лишь отдельные представители этих «первых волн», больше всего – из последней либеральной.

В конце 1990-х, на фоне продолжающихся катастрофических изменений, к вершинам власти пробилась еще одна «первая волна» – силовики-петербуржцы (Путин, Патрушев, Чемезов, Сечин и др.). Сейчас каждому из них уже под семьдесят, они давно образовали новые кланы и группы, но прорывались таки они вместе, как банда/стая.

Второй волной пришедших силовиков были люди, которым могли доверять первые, их задачей было окопаться и укрепить позиции (Ковальчуки, Ротенберги, Матвиенко, Миллер, Кудрин и т.д.). Третью волну мы помним по анекдотам и шуткам, извещающим, что «в Питере не осталось людей, ловили и ставили чиновниками». Далее волны улеглись, штормить перестало, прорыв наверх сделался долгим, нудным и вполне прогнозируемым.

Опережая вопросы: Михаил Хазин был типичным представителем второй волны, которая пришла вслед за одной из либеральных волн в начале 1990-х, однако он не принял предложенных правил игры. Книга «Лестница в небо» в его и Сергея Щеглова авторстве – это описание правил для четвертой и последующих волн, когда шторм утих и вновь выходит солнце.

Чем круче волна, тем страшнее последствия в случае неудачи. В ближайшие годы снова будет такое время, когда возможным станет, оседлав первые три волны, выйти на первые позиции и войти в элиту страны. Если же вы не готовы рисковать и работать – ждите спада и готовьтесь к неспешному подъему.

И, да, попавшие в четвертую и последующие волны суть мытари, а не воины и борцы.

Таким образом, усвоим, что формирование элиты в условиях катастрофы происходит на фоне разрушения и смены базовых принципов системы. Ротация элитариев происходит хаотично, сопровождаясь постоянной сменой правил игры, контуров принятия решений, нивелированием предыдущих достижений и статусов. Сложившиеся ранее конструкции и иерархии власти рушатся, идут трещинами, образуют провалы, между которыми начинают пробиваться другие люди, заполняя собой пустоты в социальной пирамиде.

Первыми наверх пробиваются третьестепенные представители действующей элиты, чьи личные черты и качества оказываются максимально адекватными новой, меняющейся реальности, и при этом их считают «своими». По мере нарастающих изменений старые элитарии теряют ресурсы, влияние и значимость, их место начинают занимать ставленники молодых и борзых, вчерашние лейтенанты становятся генералами, а прошлые генералы и прочие полковники с майорами оказываются почетными пенсионерами или обычными отставниками.


Время «дикой охоты»

Поговорим о становлении карьеры и вхождении во власть в ближайшие годы, т.е. в условиях катастрофы, постоянных перемен правил игры, смен принципов и законов. Социальные батуты будут то появляться, то исчезать, но до последнего времени не будет ясно, кто прыгает на батуте, кто на твердом полу, а кто и вовсе нырнул в яму, а также того, чей прыжок успешен, а кто влетел в бетонный потолок и т.д.

Правила будут действовать как для рвущихся на самый верх социальной лестницы, так и для тех, кто решает локальные вопросы в рамках регионов и крупных компаний. Ниже представлены принципы, сформулированные в самом общем виде.

Для карьеры в ближайшие годы будет нужна команда, каждый участник которой уже обладает готовыми уникальными навыками, текущей карьерной успешностью (так, для высших позиций в государстве необходимо уже быть членом элиты) и талантом, которые нужно направить в нужное русло, приняв участие в «дикой охоте». Шанс добиться высоких постов будет только у очень небольшого количества людей. Опишем качества и черты, которыми должны обладать кандидаты и их команды:

  • везение и интуиция – надо регулярно угадывать/выбирать, какая же из 10 одинаковых рабочих групп/комиссий станет будущим ядром министерства / управления АП и т.д., а про остальные все забудут;
  • присутствие соратников по команде/банде, перекрывающих максимальное количество вариантов и тем самым повышающих шансы на успех. Забудьте про сеньоров и вассалов, про привлечение родни и друзей детства, вам нужно собрать/стать частью dream-team, т.е. команды талантливых/гениальных людей, бывает, отвратительных и неприятных в общении, где каждый, тем не менее, важен и незаменим;
  • наличие у соратников таланта/гениальности в каких-либо «компетенциях», уникальных идеях, планах и т.д. – каждый должен усиливать команду, закрывать свой фланг жестко и без компромиссов;
  • широкая специализация каждого, способность временно подменять других, выполнять работу не по профилю, не идеально, но всё же;
  • доверие – делать всегда больше чем просят, не допускать внутри команды интриг и недосказанности, не пропускать в свои ряды персонажей из разряда «себе на уме», – у всех на данном этапе единая цель, напряжения и конфликты придут позже;
  • взаимовыручка – при изменении ситуации не дать «сожрать» своих, суметь переждать и вновь вернуться в строй;
  • поколение – ядро команды должно принадлежать к поколению, идущему на смену здесь и сейчас (для государственной власти это будет поколение плюс/минус 45-летних);
  • лидерство и самоотречение – лидер и статусы будут постоянно изменяться, каждый должен быть готов на время стать волноломом, подтянуть других и, умерив гордыню, отойти в тень;
  • дикая работоспособность – на несколько лет придется забыть про отпуск, полноценные выходные и даже спокойные ночи – нормой станет круговорот командировок и ночевок на диване в кабинете.

После финального успеха, добившись многого, команда неизбежно распадется: люди устанут друг от друга и поймут, что работать по максимуму больше не надо. Так часто и бывает с талантливыми коллективами, это нормально. Ничему из сказанного выше, кстати,  на курсах семинарах и лекциях не научат, если у вас намного раньше не сформировалось нужных навыков на талантливом, а то и гениальном уровне. Если вы не способны быть членом команды, работать на доверие, выкладываться по максимуму – это не ваш путь, ждите второй, третьей и т.д. волн и надейтесь, что среди ваших родных и друзей окажется кто-нибудь из первой волны, кто позовёт вас к себе, когда основное дело будет сделано.

И, да, перемен будет много, без команды соратников выжить не удастся, у каждого в портфолио будут паузы и ошибочные решения. Есть вещи, которым нельзя научить, а можно лишь научиться самому.

Таким образом, в ближайшие 4-5 лет откроется уникальное, подобное тому, что было в 1990-е годы, время для карьеры, когда третьеразрядные представители и ставленники предыдущей элиты сделают себе головокружительные судьбы, а потом и вытянут наверх своих друзей, родных и близких. Большая часть нынешних элитариев не сможет удержаться в круговороте изменений и перейдет на уровень хотя и обеспеченных-богатых, но напрочь лишенных властных рычагов и влияния людей.

Наступает время стай и банд, готовых на несколько лет стать едиными, плюющих на статусы, локальные успехи/неудачи, сложные характеры и т.д., проходящих свой путь с выкладыванием по максимуму. В случае успеха все они затем переругаются между собой, распадутся на множество фракций и станут основателями властных групп, повторив путь силовиков-петербуржцев, достигших сейчас уже 70-летия.

Властные группы

В ближайшие 4-5 лет (время первых волн) внутриэлитная борьба в России будет жесткой, молодые, быстро адаптирующиеся к изменениям хищники будут выгрызать себе место под солнцем, отбирая влияние и ресурсы у тех, кто к переменам не готов. В случае победы на освободившиеся места будут приводить/вытягивать своих друзей, родных и товарищей, начав позже строить те самые властные кланы, о которых рассказали Михаил Хазин и Сергей Щеглов в «Лестнице в небо», т.е. о принципах, применимых для четвертой и последующих волн призыва.

Для людей, играющих в аппаратные и властные игры, большая часть изложенного в книге известна на личном опыте, но все-таки и у них, должно быть, остается некое ощущение незавершенности, неполноты, неточности и идеализации. В базисе/основе построения, на которое авторы нанизали собственный опыт, наблюдения и умозаключения, лежит зазор между моделью и наблюдаемой реальностью. Через фильтр такого построения преломлялся взгляд на формирующуюся модель. Структура властных отношений в книге отражена по аналогии с/в виде аллюзии на романтизированный образ феодальных отношений (базис модели), существовавших в реальной истории всего лишь 80-100 лет, а затем ушедших в легенду: сеньорат, вассалитет, оммаж, абсолютизация интересов властной группы/сеньора над остальными, взаимные обязательства и т.д.

Думаю, однако, что наиболее корректна и близка к настоящему времени для России – контрактная система футбола, до дела Босмана. В разных странах эти расклады различаются. Между «сюзереном» и «вассалом» – будем употреблять эти термины в кавычках – заключается понятийное, неформализованное соглашение со взаимными обязательствами, которое сильно ограничивает свободу действий обеих сторон. Придти и написать заявление об «увольнении по собственному желанию» нельзя, как и, например, недопустимо снять не оправдавшего доверия с довольствия, такие вещи требуют обоюдного согласия и времени. Смена «сеньора» до завершения обязательств редка и требует значительных отступных.

Отличие такой системы от простого контракта – очень широкое взаимодействие, даже после финала остается значительный период, когда свободный переход к другому «сеньору» запрещен и требуется согласие и отступные предыдущему. Аналогична ситуация и с врагами, общение с прямым врагом воспринимается негативно и ни у кого не найдет поддержки даже спустя много лет.

Социальные взаимоотношения в стабильном обществе

Рис. 2. Социальные взаимоотношения в стабильном обществе

Проиллюстрируем и систематизируем социальные взаимоотношения между людьми, проявляющиеся в рамках совместной деятельности (Рис. 2). На картинке представлена диаграмма, где различные варианты отношений разнесены по осям: продолжительность и ключевой ресурс власти. Диаграмма составлена для стабильного времени, в условиях катастрофы ситуация значимо меняется (Рис. 3), для выживания и сохранения властным группам нужно иметь уже более высокий уровень сплоченности и готовности к самопожертвованию.

Собственно, один из факторов устойчивости западных родов и семей как раз и заключается в большей связанности.

Социальные взаимоотношения в период катастроф

Рис. 3. Социальные взаимоотношения в период катастроф

В условиях катастрофы допустимое поле отношений смещается, происходит экстремальная проверка социальных связей вплоть до готовности к самопожертвованию и на весь период изменений. Соглашения начинают работать много жестче, «по законам военного времени». Можно было бы показать это на графике третьей осью, но тогда сложнее стало бы «видеть» и воспринимать картинку в целом.

Желтым цветом показаны взаимоотношения «людей власти» в российских реалиях, а также их «шлейф». Легко заметить, что данное положение в России отлично от идеализированного феодального.

И, да, в других культурах/странах позиции «людей власти» будут различаться, в одних они окажутся ближе к клановым традициям (точка 2, рис. 3), в других – к феодальным (точка 1, рис. 3) и т.д.

Таким образом, следует осознавать, что в текущих реалиях России построенные образы людей власти относятся к четвертой и последующим волнам, т.е. российские люди власти принадлежат к тем, кто призван для контроля и сбора ресурсов с ранее захваченных полей, это значит, что они не являются ни воинами, ни борцами, работающими на доверие, а представляют собой мытарей и клерков, работающих за верность. К сожалению, детального и актуального на ближайшие 4-5 лет описания этого слоя людей для широкой публики нет.

Как уже упоминалось выше, наиболее близкие для описания власти в современной России аналогии – это не рыцарство, а контрактная система в футболе, до дела Босмана, с элементами принципов дворянской службы. Можно найти много примеров, когда некто обязан началом своей карьеры либеральной команде, а через 10-15 лет он оказался уже в консервативном лагере. Не нужно искать здесь ничего лишнего, это значит, что все старые взаимные обязательства закрылись. Всегда, разумеется, остаются личностные эмоциональные, ностальгические реакции и воспоминания, добавляющие переживаний и симпатии/антипатии, но не способные, тем не менее, заставить резко сменить курс или предать.

Резюме

В ближайшие 4-5 лет (2022-2027 гг.) в условиях мировой катастрофы правящий слой и элита России будут вынуждены изменяться. Помимо кардинальных перемен в мире и стране, на это накладывается смена поколений в современной российской элите, когда пришедшие к вершинам власти в 1990-х неизбежно будут уходить на покой, передавая активы и ресурсы в руки менее пассионарных, выросших в комфортных условиях наследников и преемников.

Конструкции и иерархические пирамиды будут разрушаться в рамках внутриэлитной борьбы, условные лейтенанты получат шанс на сверхавантюрные карьеры и возможность стать генералами и маршалами, отправив на покой/в отставку предшественников. В верхний правящий слой и элиту России будет пробиваться новая серия людей из «первых волн», чтобы в случае успеха стать главами властных/элитных групп и кланов.

Начинается очень интересная и рискованная игра, когда сложившаяся логика наследования и преемства разрушается. Привычные для стабильного времени отношения во власти работать перестают, а построенные на образах и аллюзиях европейского рыцарства маркетинговые схемы все далее расходятся с реальностью.

Если вы хотите играть во власть/войти в элиту, то в ближайшие годы вам лучше забыть про устойчивые властные группы, сеньоров, вассалов, размеренность, предсказуемость и т.д., наступает время хищников совершенно другого уровня – потенциальных лидеров властных групп, которые сумеют сбиться в банды с себе подобными и неудержимо прорываться вверх.

Эти люди будут обладать высокой толерантностью к изменениям, авантюрностью, удачей, личными чертами и качествами, наиболее актуальными в постоянно изменяющихся условиях. Они будут преимущественно представителями нижнего слоя элиты, т.е. «своими». Они станут оспаривать свой статус, бороться за ресурсы. В случае успеха в условиях катастрофы проигравшие утратят элитный статус, а на освободившиеся места и кормовую базу откроется рекрутинг друзей, родных, соратников и подчиненных новых лидеров элитных групп для удержания и последующей эксплуатации полученного.

Пройдет еще лет пять (до начала 2030-х) и – границы сфер влияния будут определены, балансы найдены, консенсусы зафиксированы. И только после этого принципы и правила, описанные в «Лестнице в небо» Михаила Хазина и Сергея Щеглова, вновь обретут актуальность, с поправкой на искажение базиса и идеализацию. Но это будет уже совсем другое время  и другая история. Просто вспомните/изучите элитные расклады и пертурбации конца 1980-х – начала 2000-х, когда партийная советская номенклатура оказалась заменена нынешней российской…

И, да, в ближайшие недели на «Авроре» или на своем youtube-канале сделаю серию роликов по вхождению во власть на ближайшие 10 лет, чтобы предостеречь от глупостей и ошибок и показать, что «царской дороги» нет. Понятное дело, это знание совершенно бесплатное, т.е. будет даваться даром.


Заметили ошибку в тексте? Сообщите об этом нам.
Выделите предложение целиком и нажмите CTRL+ENTER.


Оцените статью

––>

Спасибо за обращение

Укажите причину