Очерк об элитах стран в период распада глобализации  49

Власть и общество

28.11.2022 23:03

Андрей Школьников

12738  9.8 (8)  

Очерк об элитах стран в период распада глобализации

Важный тренд для мира на ближайшие годы по мере распада глобализации, противостояния внешним силам и попыток обретения субъектности будет сформирован процессами изменения в элитах национальных государств. Война между Россией и Западом, перешедшая в открытую стадию в начале 2022 года, очень хорошо высветила отдельные особенности и черты этого явления, что уже позволяет делать обобщения и говорить о некоторых наметившихся принципах и правилах

Распад глобального мира имеет любопытнейший аспект, оказавшийся пока вне фокуса внимания комментаторов, а именно процессы ротации и изменения – по мере происходящих перемен – в элитах стран. При развороте каравана последний хромой верблюд становится первым, так и при исчезновении внешнего влияния наиболее плотно встроенные в глобалистские проекты элитарии становятся аутсайдерами, а национально ориентированные патриоты, наоборот, приобретают значительную силу и вес. Происходящие с начала 2022 года в России события, по ходу которых, казалось бы, непотопляемых элитариев в течение нескольких недель выбрасывали из системы, хорошо иллюстрируют подобные процессы.

Глобализация и национальные элиты

При глобализации, частичном подчинении (в форме протектората, вассалитета, младшего партнерства и др.) или включении в чужой проект элиты национальных государств можно условно разделить на группы, показанные на рисунке 1. В первую очередь данное деление справедливо для социальных элит, в состав которых входят обладающие максимальным влиянием и властью на общество люди. Для примера, в России таких – всего 3-4 тыс. человек плюс члены их семей. Данный принцип можно каскадировать на бОльшие по численности группы, а также применять к творческой, интеллектуальной / научной и др. элитам страны. Деление это, конечно, довольно условно и не всегда однозначно:

  • «патриоты», ориентированные на максимальную независимость (национальные и имперские элиты);
  • «компрадоры», полностью разделяющие и поддерживающие интересы внешнего гегемона / доминанта;
  • «приспособленцы» / «конвергенты» – те, кто стараются усидеть на двух стульях сразу, встраиваются в глобальный мир / большой проект, но стремятся при этом «держать нос по ветру» и сохранять относительную автономию.

Типовая структура элит национального государства

Рис. 1. Типовая структура элит национального государства

Как правило, «приспособленцы» составляют большинство, так как в спокойное, мирное время политика присоединения к сильнейшему и разумной многовекторности оказывается оптимальной. При становлении глобального мира значительная часть национальной элиты намного больше настроена и ориентирована на внешний мир, чем на будущее и перспективы родной страны. Даже из среды настоящих «патриотов» многие переезжают в места с более комфортными условиями, чтобы снизить риски и дать детям иное будущее.

При этом следует иметь в виду, что далеко не все представители элиты стремятся встраиваться в систему управления государством. Так, в странах с устойчивой многопоколенческой элитой большинство из них не связывают себя формальными должностями, предпочитая роль «серых кардиналов». Если же преемственность власти развита недостаточно, то тут уж обязательным атрибутом принадлежности к элите оказываются формальные должности и предоставляемый ими контроль потоков.

Если в стране не остаётся национально ориентированных элитариев, то происходит утрата субъектности и независимости, собственно, задача внешнего гегемона и заключается в ослаблении и постепенной ликвидации такой части элиты. По мере глобализации происходит замещение, вытеснение национально ориентированных сил, при власти остаётся все больше исполнительных и бессловесных слуг внешних господ. Данная картина практически универсальна и совершенно типична для мира. Россия тоже отнюдь не была исключением, события 2022 года продемонстрировали это обществу убедительно и более чем наглядно.

И, да, представьте, как же подобную элитную систему начинает трясти и корёжить, когда страна вступает в реальное противоборство с гегемоном…

Таким образом, будем исходить из того, что для любой встроенной во внешнюю систему отношений на подчиненных основаниях страны характерно разделение ее элиты на три основные условные группы: «патриоты», «приспособленцы» и «компрадоры». По мере усиления внешнего влияния первых становится все меньше, а последних все больше. Начиная с падения Советского блока, ситуация в элите России, к несчастью, полностью соответствовала именно такой структуре.

Распад глобального мира

При отмене и обнулении глобализации те элитарии, которые изначально и всегда были  национально ориентированными, получат поддержку своим проектам, идеям, предложениям и тем самым укрепят и расширят свое влияние. Хотя практически все их капиталы и активы за пределами страны гарантированно исчезнут, эта жертва для них приемлема, так как перспективы внутри страны для них в разы больше. Неизбежен также и приход части «патриотов» в систему формальной власти, так как «изнутри» решать многие вопросы станет быстрее и проще. Фактор времени будет настолько важным, что нужно  будет успевать пользоваться ситуацией.

Значительная часть «приспособленцев», ратовавших ранее за интеграцию в глобальный мир, но на привилегированных принципах (подобно нынешним китайским «комсомольцам»), осознают происходящее и перейдут на патриотические позиции, всячески подчеркивая правильные эпизоды своих биографий. Переход начнётся с «присяги» новому курсу, например, депутатам придется инициировать законопроекты, полностью противоположные их предыдущим делам и заявлениям.

Не способные отказаться от зарубежных активов и/или вернуться в страну из-за границы элитарии потеряют свой статус и станут богатыми, состоятельными пенсионерами, но без защиты со стороны своего государства. В кратко- и среднесрочной перспективе большая часть их активов будет утрачена, переход на компрадорский путь не даст защиты, наоборот, они станут первыми, кого начнут грабить. И действительно, ведь кто-то же должен «компенсировать» внешним силам хотя бы часть потерь от противостояния! Указанные выше люди и будут первыми кандидатами, им припомнят всё.

Структура элит при распаде глобализации

Рис. 2. Структура элит при распаде глобализации

Отдельные группы, ранее состоявшие из «приспособленцев», с присущим неофитам запалом начнут играть в привычные политические игры, становясь / притворяясь ультрапатриотами. С одной стороны, они будут стремиться доказывать свою «невиновность», с другой – получать больше перспектив. Для изначальных «патриотов» смысл подобной деятельности невысок, доказывать им ничего не нужно, а перспективы у них и без того хорошие.

Для «компрадоров» ситуация будет складываться отвратительно. Многие будут вынуждены бежать за рубеж, становясь никому не нужными «сбитыми летчиками», у которых нет больше никаких задач, но, тем не менее, получают они на порядок больше, чем приносят пользы. Ведь вместо борьбы внутри своей страны в интересах внешних хозяев, они просто убежали. Излишне, по-видимому, говорить, что никаких прав на вывезенные / украденные ранее активы у них не будет, отнимут всё.

Оставшиеся в стране компрадоры разделятся на две группы. На элитный статус смогут рассчитывать только те, кто сохранили за собой позиции в системе формальной власти, приняли новые правила игры и готовы следовать «политике партии» невзирая на взгляды и принципы. Пока они «при деле», трогать их не будут, но, как только они уйдут с постов / будут пойманы на саботаже, то тут же потеряют статус и превратятся в богатых пенсионеров, к которым в любой момент могут прийти с неприятными вопросами.

Свято место пусто не бывает, на место выбывших «компрадоров» со временем, в ходе естественного процесса смены элит, придут пассионарии-патриоты как лица, наиболее соответствующие новой реальности и отвечающие целям развития страны. С уехавшими за рубеж случится обратное: каждый день, постепенно они будут утрачивать национальный элитарный статус, а с ним вместе – и собственные перспективы и ценность для внешних сил. Чтобы не оказаться ограбленными, а то и осужденными, им придется делать что-то для коренного изменения ситуации, включая в «перечень» и возможную гибель своей страны. Сто лет назад, во время гражданской войны в России, подобные люди пытались, например, вернуться на родину вместе с интервентами. Кстати, далеко не все страны смогут обезопасить себя от прямого вторжения.

И, да, теряющие защиту и статус элитарии, подобно карнавальной нечисти, будут рядиться в яркие и эффектные одежды лжи и обмана…

Таким образом, отметим еще раз, что выход страны из-под влияния / власти внешних институтов и структур в первую очередь отразится на структуре элиты, что те, кто ставили на внешнюю легитимацию и поддержку, неизбежно окажутся без защиты, а это уже повлечет за собой передел сфер влияния и активов. Чем ожесточеннее станет происходить распад, тем сложнее будет обеспечить сохранность активов и капиталов за пределами своей страны, а через некоторое время все оставшиеся за кордоном гарантированно утратят свой элитный статус.

Судьбы «компрадоров»

Необходимо предельно четко понять и осознать – все элитарии, имевшие возможность вернуться на постоянное проживание в страну и не сделавшие этого, как и те, кто сознательно и демонстративно уехали за рубеж, должны рассматриваться как действующие или будущие враги своей страны. Принимая во внимание их влияние и вес, можно быть уверенными, что каждый из них рано или поздно окажется перед выбором – потеря статуса, активов, безопасности, неподсудности (месть со стороны всех обиженных) здесь, а на другой чаше весов – предательство, отказ от своей страны и активная, деятельная служба её врагам.

Не стоит терзаться сомнениями в желании понять, каков же в этой ситуации будет выбор людей, которые уже за много лет до описываемых событий вывезли из страны большую часть активов, чьи семьи уже встроились в чужое общество, на каждого из которых по обе стороны границы лежат дела «толще, чем «Фауст» Гёте». Возможно, и найдутся единицы, возжаждавшие, потеряв в разы больше, но сохранив элитарный статус, прорваться домой, но большинство пойдёт путем сотрудничества с врагами / предательства.

Для оставшихся внутри страны «компрадоров» ситуация сложится не лучше, ведь исчезнет внешняя поддержка, которая была важнейшей составляющей, основой и подтверждением их статуса. Переобуться в воздухе и стать «патриотами» практически никому не светит, долгие годы в роли верных слуг глобалистов и в позе «чего изволите» они без стеснения позиционировали себя и нажили себе массу врагов. Находящиеся вне системы государственной власти «компрадоры» практически одномоментно перестанут быть элитариями, лишатся защиты, неофициальных договоренностей и гарантий, отношения с ними станут токсичными и будут сводиться к минимуму. Все будут прекрасно понимать, что получить в будущем от таких людей помощь или услугу уже не выйдет.

Оставшиеся в стране бывшие элитарии сохранят за собой право на один «последний звонок», т.е. они получат разрешение на встречу и просьбу в зачёт ранее оказанных услуг, так сказать, по старой памяти, полностью обнуляя при этом все предыдущие отношения, обязательства и обещания. Большая часть воспользуется этим для отъезда или защиты, отказа от уголовных и понятийных претензий, получения гарантий безопасности. В итоге они станут очень богатыми пенсионерами, лишенными перспектив, влияния и связей. В их защиту будет играть корпоративная элитная солидарность – «от тюрьмы и сумы не зарекайся».

Встроенные в систему государственной власти «компрадоры», которых по тем или иным причинам решат не трогать, будут продолжать пользоваться ограниченными личными правами и свободами, но будут вынуждены закрыть старые проекты и схемы, новые же окажутся под плотным надзором и существенно менее выгодными. Над этими людьми будет витать пристрастие и недоверие, подозрение в саботаже и попытках предательства, вынуждая их обдумывать шаги и действия по нескольку раз. Фактически, для них начинается работа по сохранению статуса, но большинство все равно станет после увольнения богатыми пенсионерами, и не более.

Для внешних сил данные люди окажутся практически бесполезными: к решениям, которые могли бы навредить стране, их подпускать не будут, на сложные и закамуфлированные действиям они не способны, любое неосторожное и неоднозначное происшествие может стать последним в карьере – рисковать лишний раз они не будут. Если, правда, в итоге глобалисты победят, то «компрадоры» из местных непременно прибегут просить прощение первыми, но во всех иных случаях никакой пользы от них внешним силам не будет.

И, да, нет ничего удивительного, что многие знаковые либералы, вроде Анатолия Чубайса, смогли уехать из России или, как Владимир Мау, остались на свободе и при видимости статуса – именно так: последняя просьба, правильные показания, уход из элиты на пенсию…

Таким образом, подведем итоги: в случае противостояния национального государства и центра мир-системы (США и Ко) практически все оставшиеся жить за пределами границ РФ представители местной элиты будут обречены, спасая статус, активы, а то и жизнь себя и своей семьи, на явное предательство своей страны, хотя потом их все равно ограбят вопреки «заслугам». Судьба компрадоров, либералов и глобалистов из числа элиты страны, которые не сбегут, а решат остаться на родине, не столь однозначна.

Речь ведь идет об элите страны, а не о простых гражданах, волею судеб оказавшихся и живущих вне родины. Для последних, впрочем, по мере роста противостояния выбор будет ровно такой же – предательство или бегство. Вспомним, что во время Великой Отечественной войны довольно много бывших белогвардейцев пошли служить нацистам абсолютно добровольно.


Судьбы «патриотов» и «ультрапатриотов»

При выходе страны из системы глобального мира, из-под контроля внешних сил, наибольшие выгоды среди местной элиты получают условные «патриоты», чья локализация, активы, интересы и планы расположены внутри границ, потери же заграничных активов они планируют компенсировать за счет убегающих, отодвигаемых от потоков компрадоров. Даже общее падение экономики и проблемы страны не так страшат эту группу – контроль над государством гарантирует безопасность, большую часть «своего» они сохранят, а то и приумножат.

Внешним силам предложить этим элитариям за предательство просто нечего, остаётся договариваться, но их гарантиям никто уже не поверит – примеры Саддама Хуссейна, Каддафи, Милошевича и др. четко показывают цену глобалистских обещаний. Единственное, что может интересовать «патриотические» элиты, – установление нового статус-кво, признание их требований на зону влияния, подвешивание ситуации, если есть уверенность в распаде глобального миропорядка.

Для примера, в противостоянии России и Запада, проявившемся в начале 2022 года, ничего этого получено быть не может, но Запад может попробовать пообещать и затем обмануть, написав дорожную карту /растянутый во времени план мероприятий, который в итоге должен якобы привести к ожидаемому Россией результату. Ровно так, как произошло с «Минскими соглашениями», а потом и с отводом войск из-под Киева. Дождавшись первого шага со стороны России, они затем нарушат договоренности, сроки и подвесят следующий шаг, а Россия уже свои действия совершила, обратно не вернёшь.

Принимая во внимание предысторию, теперь мы должны требовать, чтобы любое соглашение между Россией и Западом начиналось с доброй воли последнего, и никак иначе. Россия же будет настаивать не только на знаках доброй воли, но и на доказательствах способности Запада выполнить свои обещания, например, заставить Киев делать неприятные шаги, не прикрываясь сказками о законах, процедурах, голосовании, воле народа, отсутствии возможностей и т.д. Если теперь украинские войска вдруг уйдут с Донбасса и/или произойдет какой-нибудь другой сильный и необратимый шаг – то это будет знаком достижения договоренностей. Частичная отмена санкций под этот критерий не подпадает – как ввели, так и отменят, гарантиям и словам теперь уже никто не поверит.

Неофициальное предложение Запада по урегулированию, скорее всего, будет включать в себя удовлетворение требований России, но не сейчас, а через несколько лет, в рамках долгих процессов, проведения референдумов и т.д. Словом, обещать будут многое, надеясь, разумеется, позже от всех долгов откреститься, а сейчас вовлекая в сам процесс. В итоге Запад, пожалуй, может даже согласиться сделать первый шаг за счет Украины, после чего, можно не сомневаться, с России потребуют ответного действия, намного более сильного и значимого для них. А вот дальше всё, по традиции, прекратится, начнется хорошо известное крючкотворство и пойдет разгоняться волна про неравноценный обмен и сдачу позиций, как это уже бывало при обменах пленными.

В таблице ниже представлены основные элитные группы, согласно рис. 1 и 2 (до и после начала противостояния), с указанием наиболее вероятных стратегий внешних сил в отношении каждой группы и стратегии национально ориентированной части элиты / «патриотов».

Таблица. Стратегии разных элитных групп

Стратегии разных элитных групп

Отдельная интересная тема – «ультрапатриоты», по большей части ранее представавшие сторонниками конвергенции, ведь настоящие радикалы в элиту подчиненной страны не допускались. Став ещё большими патриотами, чем бывшие ими изначально и сменившие взгляды элитарии, с энергией неофитов они будут рваться к тому, чтобы воспользоваться новыми обстоятельствами. А для внешних сил это очень удобный инструмент по раскачиванию страны: не имея достаточных ресурсов и опыта, они готовы самоуверенно рискнуть, поднять градус кипения до высокого уровня в надежде перехватить власть. По сути, речь идет об имитации действий пламенных революционеров, ставка на поддержку которых у внешних сил очевидна. В попытках получить все и сразу «ультрапатриоты», действуя в логике «чем хуже, тем лучше», рискуют кинуть страну в гражданскую войну.

Этой части элит внешним силам даже ничего предлагать не нужно, достаточно просто подыгрывать, поддерживать легенду, что вот именно их-то и боятся, что против них все борются и т.д. Формирование героического образа борца будет способствовать усилению их позиций, раскачке, дестабилизации ситуации в стране. Поддержка радикальных и маргинальных групп – издавна любимое дело спецслужб внешних игроков.

Бытует мнение, что подобные группы во всех слоях опасны и их нужно уничтожать и/или брать под полный контроль собственных спецслужб / контрразведки. Последнее очень недальновидно: небольшая слабость, утрата внимания – и последствия кажутся дорогими и сложными. Намного выгоднее направлять энергию этой элитной группы на действия вне России, на внешнюю экспансию, захват чужих ресурсов и территорий.

И, да, со времен Рима существовало правило про легионы и Рубикон, да и отечественные казаки и прочие ушкуйники совсем не привечались внутри России, а становились героями вне ее.

Таким образом, отметим, что при сходстве риторики, декларируемых целей и взглядов разница между «патриотами» и «ультрапатриотами» все же значительна: если первые рассчитывают на усиление страны и спокойно воспринимают свои личные перспективы и возможности, то вторые нацелены на внутреннюю борьбу за власть даже ценой раскачивания ситуации. Нет ничего удивительного, что внешние силы с громадным удовольствием «помогают» радикальным патриотам-неофитам в их борьбе, видя в них лишь инструмент по обрушению противника.

В противостоянии России и Запада последний так много раз обманывал и срывал достигнутые соглашения, что теперь очевидно: любые договоренности должны начинаться с первых демонстративных шагов Запада и лишь потом – России. Прекращение переговоров на любом этапе должно оставлять Россию в плюсе, в ином случае, мы знаем: обязательно обманут…

Судьбы «приспособленцев» / «конвергентов»

По мере обретения страной независимости от внешних сил очень многие из элиты окажутся не готовы полностью разорвать и пересмотреть связи с внешним миром, до самого последнего момента они будут сохранять надежду «вернуть всё, как было совсем еще недавно». К началу противостояния / разрыва таких элитариев бывает большинство, но по мере поляризации происходит брожение и выделение отдельных групп: беглецы за рубеж, осознавшие себя патриотами или ультрапатриотами,  хотя многие так и продолжают пытаться усидеть на нескольких стульях, «раскладывая яйца по разным корзинам».

В сложных и нестабильных условиях, когда необходимо делать выбор, такие элитарии продолжают мечтать и верить, что можно всё повернуть вспять, договориться – пусть даже ценой контрибуций и потерь. К этой группе примыкает большая часть олигархов и крупных бизнесменов, высшего и среднего чиновничества, топ-менеджеров компаний, богемы и даже многие силовики. И ведь, правда, несколько десятилетий копить личный финансовый и социальный капитал, чтобы потерять значительную его часть, очень обидно и неприятно! Далеко не все, однако, понимают простую истину – иногда надо отказаться от части, чтобы не потерять всё.

Данные элитарии не являются компрадорами, у каждого из них есть грань, переступить которую лично он не готов. В целом же ослабление страны для них вполне допустимо как плата за ее чрезмерную смелость и наглость! Эти люди всё ещё живут в парадигме неминуемой глобализации. Внешние силы обязательно будут играть на этом, будут обещать передел активов патриотов и бежавших компрадоров, уверять, что потери для страны от невыгодного соглашения окажутся не такими уж и существенными.

По настроениям на конец 2022 года большинство элитариев в России относится именно к этой группе: они саботируют начинания и изменения, пытаются склонить руководство страны к «мягкой» капитуляции, постоянно проталкивают исключения в своих частных интересах. Таких «просителей» – увы! – не десятки и даже не сотни, а сколько еще тех, кто на оперативном, рабочем уровне пытается договориться, чтобы «пропустили», «не бомбили», «не отменяли», «не разрушали», «не проверяли» и т.д., тех, кто  подкупает, договаривается и провоцирует саботаж в личных интересах. Вроде бы – тупик, но нет, они всё-таки не компрадоры, готовые идти к личной цели любой ценой. И в результате удары России по энергетической инфраструктуре на бУкраине, кроме военной, несут и явную внутриэлитную цель: они направлены на ослабление самой крупной элитной группы – «приспособленцев», делая действия власти необратимыми, уничтожая основу для «мягкой» сдачи.

Чем больше Россия наносит ударов и ущерба противникам, тем меньше остаётся среди элиты людей, готовых идти на соглашения и «компенсацию» потерь, тем выше сплоченность. Фактически, Владимир Путин вынуждает их всех определиться, как сделал он это в феврале 2022 года с Советом Безопасности. Выбор прост: патриотизм или предательство. Понимание того, что всё возрастающие требования Запада несоразмерны и невыполнимы для России даже при самой «мягкой» капитуляции, вынуждает колеблющихся определяться.

23 ноября 2022 года на экраны и в прессу попала попытка Дмитрия Мазепина договориться о запуске аммиакопровода в Одессе под соусом бесплатных поставок заблокированных в портах Европы удобрений, которые не дают продать. Владимир Путин ответил на это предложение – «не возражаю», прекрасно зная об ударах по энергетической инфраструктуре бУкраины через несколько часов и поднимая тем самым цену и сложность любых договоренностей. В переводе на русский: слова Путина несли смысл «запрещать не буду, но сами-сами как-нибудь». А потом полетели ракеты. Царедворцы из элиты намек поймут, а до остальных нужные смыслы будут доносить.

И, да, в моменты распада глобального мира основной надеждой глобалистов становятся не всем известные компрадоры, а обычные элитарии, привыкшие как-то сочетать интересы страны с логикой неминуемой глобализации...

Таким образом, сделаем вывод: «конвергенты» для внешних сил становятся самым приоритетным союзником внутри страны, так как многие из них ещё долгое время хотят упрямо верить в возможность договориться, сдать взявших на себя лишнее «патриотов», выплатить небольшие контрибуции и вернуться к прежним отношениям. Распад глобального мира такого не обещает, но даёт возможность внешним силам снова обмануть наивных, спровоцировав «дворцовый переворот» и смену курса.

Противостояние такой политике со стороны «патриотов» требует смелости и уверенности в собственных силах: чем больше будут необратимо повреждены и растеряны внешние силы, тем меньше станет попыток саботажа, а также надежд договориться. Волей-неволей до «конвергентов» дойдет: компенсировать – не выйдет, поэтому нужно действовать на основе новых вводных, решительно определяясь со стороной и прекращая балансировать.

Резюме

Выход страны из-под внешнего влияния сильнее всего бьет по элите, точнее – по её привилегированной части, наиболее интегрированной во внешние глобалистские институты и конструкции. Эти люди теряют больше всех, а иногда и практически всё. Ранее воспринимавшаяся в качестве виртуальной граница страны, которая была абсолютно прозрачной для передвижения, капиталов и проектов, постепенно превращается в жесткий барьер, переход через который с каждым разом делается все более сложным, тяжелым и рискованным. В какой-то момент элитариям придётся окончательно определяться, по какую сторону этого барьера они остаются. Многие всё же оказываются не готовыми потерять все внешние активы, влияние и привычки, особенно когда элитный национальный статус зиждется исключительно на внешних связях и активах.

В ближайшие годы в прогнозах нужно учитывать значимое влияние тренда, всплывающего в результате распада глобального мира и обусловленного сильным изменением состава и структуры элит национальных государств. Речь идёт о странах, способных пережить данные процессы и сохраниться. В большинстве из них эти события будут идти естественным, эволюционным путем, свидетельствующим о постепенном разрушении общей связанности.

Для стран наподобие России, Китая, Турции и др., где уровень субъектности позволит начать сопротивление глобализму раньше, скорость и жестокость процессов значительно возрастёт. Вне зависимости от страны и пути все наиболее связанные с внешними силами части элиты этих стран потеряют свои позиции и влияние.

По мере распада глобальной системы картинка с убегающими миллиардерами из списков Форбс, бывшими чиновниками, представителями шоу-бизнеса и прочими ещё недавно заметными и весомыми персонажами станет привычной. Не нужно обманываться вдохновенными словами уезжающих о патриотизме и тщете их попыток участвовать в будущем страны. Без поддержки государства, на чужбине перед бывшими национальными элитариями будет жесткий выбор: бегство обратно или предательство, с ограблением в обоих случаях.

Оставшиеся внутри страны представители элиты, ориентированные на неотделимость национальных интересов своей страны от своих личных интересов, обретут хорошие перспективы для усиления влияния. Перед ратовавшими за «конвергенцию» встанет выбор, и чем быстрее они определятся со стороной, учитывая, что лучше отказаться от части, чем потерять всё, тем лучше будет для них. Наделенная подлинной субъектностью страна неминуемо подвергнется рискам и разбалансировкам, чем внешние силы не применут воспользоваться в попытках удерживать её под своим контролем и делать ставки на «конвергентов» и «ультрапатриотов». Последние представляют интерес лишь в качестве инструмента по раскачке ситуации.

Большинство стран, выходящих из-под влияния глобальной системы, окажутся неспособны к самостоятельной политике и тут же примкнут к кому-нибудь или попросту исчезнут. Остальным же придется столкнуться с непростыми и болезненными процессами в элите, её ротацией и постоянными попытками предательства национальных интересов ради личных.

И, да, в фильме «Крестный отец» есть хороший момент, когда отец наставляет сына: «Кто придёт первым с предложением организовать переговоры и гарантировать безопасность, тот и предатель»…

фото: kremlin.ru


Заметили ошибку в тексте? Сообщите об этом нам.
Выделите предложение целиком и нажмите CTRL+ENTER.


Оцените статью

––>

Спасибо за обращение

Укажите причину