Хроники гибели Украины: национальная катастрофа  41

Аналитика и прогнозы

07.07.2023 14:00

Андрей Школьников

41840  8.7 (22)  

Хроники гибели Украины: национальная катастрофа

После перехода открытого противостояния России и Запада в долгосрочный формат разработка стратегий для Украины как субъекта не представляет никакого, даже узкопрофессионального интереса. Подобные построения целиком находятся в области «чудесных» сценариев, т.е. имеют вероятность реализации на уровне чуда – менее 2%. В то же время нельзя считать их вовсе бесполезными: путем демонстрации конкретных траекторий и аттракторов они по крайней мере позволяют показать бессмысленность мечтаний и грёз

В замечательном романе «Белая гвардия» Михаил Булгаков описывает события столетней давности в Киеве. К сожалению, люди, не сумевшие сделать выводов из бегства американцев из Афганистана в середине 2021 года, вряд ли смогут провести параллели с еще более далеким прошлым. Их главный аргумент: «Вы ничего не понимаете, Украина не Россия!». Между тем за сто лет многое осталось неизменным, иностранные «союзники» точно так же действуют, исходя исключительно из собственных интересов. Очередного гетмана бросят, когда это станет выгодным, а туземцы будут до последнего обманываться, верить и надеяться на помощь.

Весь 2022 год в западной и украинской прессе и работах аналитических институтов господствовал давно вброшенный в мир нарратив о том, что в России вот-вот случится дворцовый переворот и к власти придут другие силы, которые согласятся на все условия Киева и Запада. Через некоторое время, однако, эти надежды из информационной повестки практически исчезли. Рассказы про разорванную в клочья экономику и десятилетия рецессии звучат как неуместный анекдот, особенно на фоне проблем самого Запада. Основная задача теперь – как можно дольше удерживать Украину на плаву, заставляя ее воевать.

Фактически, вне зависимости от результатов нынешнего противостояния, Украина прекращает свое существование. Исполнение Минских соглашений было бы наилучшим вариантом, но нет!.. Не нужно забывать, что при развитии событий по никем не ожидаемому сценарию у России всегда остаётся вариант с полным уничтожением ТЭЦ и превращением городов неприятеля в бетонные джунгли без воды, канализации, тепла и электричества.

В 90-е годы в России мы наблюдали, на что способны инициативные идиоты, которые послушны хозяевам, но бесконечно неадекватны происходящему. Запад опять пошел привычным путем и сделал ставку на братьев по разуму Гайдара и Ко, результат очевиден. Что поделаешь, ведь с умными туземцами работать хлопотно, у них на каждый идиотский приказ есть свое мнение и возражения.

И, да, в статье часто мелькает понятие бУкраина – это сокращение от «бывшая Украина», оно используется, когда нужно подчеркнуть текущее и будущее состояние.

Украина потеряла значимость

Есть фразы, произнесенные десятки лет назад, но регулярно цитируемые, несмотря на утрату актуальности. Одной из таких является высказывание Збигнева Бжезинского, что без Украины Россия никогда не станет империей. Собственно, политика Запада последние 30 лет в большой мере строилась именно на этой базе, без коррекции на изменившиеся условия. В реальности же фактор Украины для России, в том числе и для ее нового имперского проекта, интересен, но не столь уж и важен.

В сложившихся хронотопических обстоятельствах, принимая во внимание процессы деградации и распада в мире, время очевидно играет на Москву. Глобальный мир разрушается, одни страны / регионы (США, Европа) с большей скоростью, другие (Россия, Китай) – с меньшей, что вызывает перераспределение баланса сил. Ну а Украина попросту летит в штопор, перестав быть нужной даже России. Итак, попробуем разобраться в том, что именно было важным и позволяло говорить о значимости этой бывшей союзной республики в прошлом, а также в том, чем она стала теперь.

Начнем с ее былого мощнейшего индустриального потенциала – 10-12 место в мире, обновленные современные производства и т.д. То есть Украина была громадным естественным индустриальным кластером актуального тогда 4-го технологического уклада: добыча угля и металлов, металлургия, машиностроение, нефтепереработка, химия, ракетостроение, ВПК, другие высокие технологии. Но в Киеве не заметили, что как раз в это время в мире начинался переход в 5-й уклад (микроэлектроника), ну а далее они развалили и проели все что можно, не заботясь о развитии нового. Итог – в России в настоящее время есть аналоги всему украинскому, с запасом по производственным мощностям, а никаких уникальных технологий на Украине не осталось.

В начале 1990-х на Украине был более чем 20%-ный резерв мощностей по производству энергии, даже под уровень той промышленности: АЭС, ГЭС, а ТЭЦ уже работали на газе, когда на Урале, например, топили местными углями отвратительного качества. Украина являлась транспортным хабом для российских энергоресурсов и других потоков – ничего из этого не осталось. Каких-либо природных богатств, уникального аграрного сектора и т.д. там тоже нет, в России всего этого больше и оно лучшего качества.

В 1990 году на Украине проживало 52 млн. во многом индустриального, этнически и культурно близкого нам населения. По состоянию на 2019 год, оценочно, по индексам потребления хлеба и соли, осталось около 23-24 млн. постоянно проживающих (плюс еще 9-10 млн. «заробитчан», с каждым годом все больше разрывающих связи с «нэнькой» и перевозящих семьи по месту заработков). Остаются пенсионеры, дети, бюджетники, чиновники и самозанятые (село, сфера услуг), и страна уже давно находится в процессе перехода на подножный корм и натуральный обмен. Если говорить о лояльности этих людей России, то тут все просто: минимальное восстановление жизни, несколько лет правильной пропаганды и далее выбор – принимай как есть, не нравится – уезжай куда хочешь. Нет сомнений, что такой подход очень быстро приведет большинство населения на новых территориях России к пониманию правильной стороны истории и сознательному выбору «стать русскими», благо практически у каждого в роду они есть.

В военном плане даже нейтральная Украина образца «до 2014 года» полностью запирала Россию с запада и юга, вытесняя с Черного моря и делая слишком растянутой линию противостояния, про ядерное оружие и большую собственную армию, оснащение, склады и т.д. не стоит и вспоминать. Ничего из этого не осталось, воссоединение Крыма в 2014 году, размещение группировок в Калининградской области и Белоруссии изменили баланс сил в регионе. Украина осталась интересной лишь с точки зрения отсутствия с её территории военной угрозы, т.е. размещения иностранных военных баз.

Что касается культуры, смыслов и традиций – Киев, несмотря на именование в учебниках Древнерусского государства Киевской Русью, никогда не был для русских сакральным местом. В настоящее же время его отнюдь не «премиальный» образ и вовсе ассоциируется с дальней, убогой провинцией.

Уровни субъектности Украины

Рис. 1. Уровни субъектности Украины

На рисунке 1 показано изменение уровней субъектности Украины с момента обретения независимости / распада СССР. Деградация страшнейшая, а ведь если бы удалось даже не усилить, а хотя бы сохранить начальные параметры, взяв за основу концепцию «Второго русского государства» и воспитывая национально ориентированную элиту, то конфигурация будущего панрегиона была бы совершенно иной. Начиная от претензии Киева на лидерство в максимальном варианте и заканчивая положением региональной державы, претендующей на учёт собственной политики.

Возможность в этих условиях России и Украине договориться, чтобы создать единый панрегион, – неочевидна, вполне могла получиться ситуация двух конкурирующих региональных держав, мешающих друг другу и не желающих уступать лидерство. Наличие ядерного оружия у обеих не позволило бы решить дело военным путём, как это в своё время сделали Пруссия и Австрия. В результате Украина занималась бы экспансией в Восточную Европу, создавая ослабленный вариант «Третьего Рима», а Россия однозначно устремилась бы на восток – пытаясь сотворить «Царицу морей» или «Новую Орду», не имея для обеих ни достаточных ресурсов, ни возможности адекватного выбора. Отнюдь не самый прозрачный, лучезарный и очевидный вариант будущего!

И, да, отдельной проблемой стала активная подготовка британцами на территории Украины шпионов и саботажников, а также ненависть из-за гибели мобилизованных киевским режимом родных и друзей, но это беда любой гражданской войны.

Таким образом, наличие / отсутствие Украины после 2014 года перестало быть значимым фактором в восстановлении имперских контуров и амбиций России. Разумеется, еще 10-15 млн. человек лишними не будут, да и опустевшие территории, может быть, поспособствуют «выравниванию границ». И всё. С точки зрения экономики, технологий, транспортных потоков, обороноспособности, населения, культуры и т.д. – «вклад» Украины не только никак не поможет России вернуть имперский статус, но в некоторых аспектах, наоборот, будет отъедать ресурсы.

В 1992-1994 годы Украина фактически отказалась от борьбы за право первородства, стратегического лидерства в Восточной Европе. Этим она не только облегчила России стремление стать в ближайшие 10-15 лет метрополией панрегиона, но и запустила сильнейший процесс собственной деградации. В самом начале ключевым фактором этой ситуации стала слабость элит, ну а после – неспособность сформировать собственные смыслы.


Украина не Иран

После начала открытого противостояния между Россией и Западом через территории бУкрианы в начале 2022 года было сказано немало слов о том, что из-за этих действий России, украинцы сплотились и стали, наконец-то, единой нацией. Однако не надо все-таки коллективную симптоматику аффективных психических расстройств путать с формированием этнической идентичности. Последнее занимает даже не годы, а поколения, и требуют совсем других декораций и условий. Многие вещи лучше познаются в сравнении.

В нынешнем мире связанность возросла, кажется, никто уже не получит возможности забиться в угол, залечить раны, восстановиться и вернуться «домой». Всегда найдутся желающие добить, урвать кусок или захватить контроль над имуществом. В качестве реально успешного примера быстрого формирования идентичности в современной истории можно рассматривать Иран, который в результате революции (1979 г.) и последующей Ирано-иракской войны (1980-1988 гг.) из рыхлого многонационального государства превратился в монолитный Шиитский проект, сухопутную империю, сумевшую больше 40 лет прожить под санкциями всего мира, фактически в блокаде.

Более быстрых, сильных и масштабных процессов эволюции в новейшей истории стоило бы усердно поискать, а вот примеров деградации – множество. Поэтому будем ориентироваться на Иран как наиболее сильный аналог. Потери персидского государства за 8 лет войны в абсолютных значениях как минимум сопоставимы с потерями Украины за 2022 год, т.е. интенсивность текущего противостояния практически на порядок выше. По разным источникам, количество погибших со стороны киевского режима по состоянию на конец весны 2023 года на поле боя превысило 250 тыс. человек, но, скорее всего, оно даже выше. Количество умерших после или неспособных вернуться в строй в 3-4 раза больше.

При переводе в сопоставимые значения, с поправкой на общее число и численность поколения 18-45-летних (основной детородный возраст), потери киевского режима можно рассматривать кратно, т.е. речь должна идти не о национальной катастрофе, а о национальном крахе. Для сравнения, за 8 лет войны население Ирана выросло с 39,2 до 51,9 млн. человек, причем с весьма высокой долей молодежи. По имеющимся оценкам, на подконтрольной Киеву территории к середине 2023 года проживало менее 15 млн. человек, остальные стали беженцами в ЕС (значительная часть из которых никогда не вернётся), приняли гражданство России или погибли.

За 2022 год в северном Причерноморье российскими войсками уничтожена большая часть советской техники, имевшейся в мире за пределами России. Всё, что смогли, США выкупили у других и направили в бой. Оттого получается, что по многим позициям уничтожено много больше, чем было на Украине перед началом боевых действий. К началу лета в наличии остатки советской и техника западного образца, для которой нужен специально обученный персонал, и речь здесь идет не только о самолетах. С начала боевых действий общее количество уничтоженного вооружения сопоставимо с оставшимися запасами Европы.

Иран весь период войн вёл активную внутреннюю перестройку, локализовал экономику и ВПК, отстроил систему управления, структурировал ментальное, имперское ядро на основе устойчивых шиитских смыслов. Из войны он вышел в разы сильнее и сплочённее. Созидательные внутренние процессы требуют времени, баланса вооружённого противостояния, развития тыла и экономики, воспитания людей. Закалённые в боях победители должны возвращаться в общество, повышать средний уровень его пассионарности и идейности, а также формировать новую культуру.

Ничего подобного на территории бУкраины не случилось, скоростное, сверхинтенсивное выкачивание и уничтожение ресурсов давно сделало ситуацию необратимой. Для Запада происходящее – лишь первая линия противостояния, будущее туземцев их не волнует. Всего за один год экономики на территории бУкраины практически не осталось, инфраструктура разрушена, ментальной / смысловой основы нет, национальная катастрофа перерастает в крах. Стоит только осознать реальное положение дел – и все «хатаскрайники», наплевав на всё, ринутся присягать новым властям!

За весь период боевых действий ни о какой ротации и возвращении в общество идеологически подготовленных, преодолевших страх смерти, готовых к самопожертвованию и т.д. украинских победителей речи не шло, воюют до последнего. Для сравнения, в Иране через ополчение «Басидж» (сопоставимое по подготовке и использованию) прошло около 5 млн. человек, обычно отправлявшихся в командировку на 2-6 месяцев в год.

Для России ситуация на порядок проще, даже в середине 2023 года большая часть страны продолжала жить в привычном режиме, не замечая ни военных действий в Новороссии, ни более чем года блокады / разрыва связей с Западом. Совершенно неожиданная для большинства устойчивость! России необходимо данное противостояние, чтобы не просто очиститься, а эволюционировать в новую внутреннюю форму. Собственно, происходящее тем и интересно, что подобный путь решения внутренних проблем через затяжную войну будет очень привлекательным для Китая, да и много для кого ещё.

И, да, между становлением Ирана и гибелью Украины ровно столько же общего, как между закаливанием организма и шоковой заморозкой продуктов питания.

Таким образом, хотя в начале 2022 года было много спекуляций о формировании – благодаря противостоянию с Россией – украинской нации, уровень разрушений и потерь стал таким, что впору говорить о национальной катастрофе и рисках исчезновения украинства.

Для экономических и ментальных войн 7 лет является одним из основных циклов. Противостояние России с Западом затянется до 2027-2030 гг. – как раз необходимое для перестройки экономики, смыслов и элит время. Речь не идёт о военных действиях на территории бУкраины в течение всего этого времени без повышения ставок со стороны Запада (ввода европейских войск), есть все шансы завершить противостояние до конца 2023 года. Будет повышение – уходим на середину 2024года.

Контуры катастрофы

В противостоянии России и Запада, идущего через территории бУкраины, сторонники каждой из сторон уверены, что время работает именно на них, но ведут себя стороны по-разному. Москва не спешит и не стремится приурочить результаты к датам, в то время как киевский режим и стоящий за ним Запад постоянно рвутся вперёд, даже без значительных шансов на успех.


Если бы время играло на Запад и Киев, то никакой «мясорубки» в Артёмовске в начале 2023 года с последующим «контрнаступлением» не было бы. Стороне, полагающей, что торопиться ей некуда, выгодно перейти к оборонительной, позиционной, окопной войне, тратя в разы меньше сил в защите, в ожидании врага, с большими потерями прорывающегося через многочисленные рубежи обороны.

При отсутствии давления и дефицита времени бУкраину следовало бы превратить в одну сплошную линию обороны, с сохранением внешнего финансирования, развертыванием массового производства и поставкой вооружения, техники и боеприпасов. Окопное противостояние выглядит, конечно, простым, проверенным и надёжным, но ведь вместо него с трудом собранные войска и необученных мобилизованных гражданских гнали вперёд для демонстрации стратегически и оперативно бессмысленных результатов.

Подобное противостояние имеет смысл, когда остро не хватает времени и/или действует логика «чума на оба ваших дома»: Запад не контролирует киевский режим и хочет его «обнулить». Если бы на месте бУкраины была Европа в состоянии начала 2000-х или современный Китай, то вопросов к политике США не было бы – идет уничтожение конкурента. Но здесь явно что-то другое. А реально происходит «тренировка» и становление армии России, она на долгий период становится наиболее боеспособной, обученной, очищенной и сильной сухопутной армией в мире.

После отказа от исполнения Минских соглашений, а потом и Стамбульских договорённостей, которые позволяли бУкраине сохраниться и давали шанс на возрождение в отдалённом будущем, точка невозврата была пройдена окончательно. Даже если бы Россия ограничилась присоединением лишь четырех регионов, что вообще-то сомнительно, на Украине можно смело констатировать состояние национальной катастрофы (Рис. 2). Об этом свидетельствуют:

  • закрепление положения failed state: распад и полная деградация системы власти, управления, спецслужб, органов правопорядка, социальной инфраструктуры;
  • предательство союзников – обязательно будут договоренности за спиной, исключительно в своих интересах;
  • безвозвратная утрата армии: техника, люди (количество погибших и раненых ещё предстоит установить, но оно давно исчисляется сотнями тысяч), военная инфраструктура уничтожены, оставшиеся после поражения будет эвакуированы на Запад в роли наёмников;
  • разрушение экономики, потеря контроля над остатками, долги и обязательства, полная зависимость от новой помощи;
  • психоисторический надлом, уничтожение культурного канона (денацификация уже неотделима от деукраинизации);
  • переход большей части исповедующих принцип «моя хата с краю» на сторону победителей – у каждого из них найдутся русские предки, а сам он все эти годы был «партизаном» и «саботажником» (все соседи это подтвердят, у них даже документы об учреждении «партизанского отряда» будут);
  • снижение плотности и монолитности населения – свободный и массовый отъезд в другие регионы России в поисках лучших условий для жизни;
  • окончательная деградация / уничтожение существующих элит (социальных, природных и подражательных / богемы);
  • гибель основной части мотивированного и пассионарного мужского населения;
  • бегство потенциальных лидеров сопротивления за рубеж, утрата ими связи с оставшимся населением и постепенная ассимиляция на чужбине.

Состояние Украины к концу 2023 года

Рис. 2. Состояние Украины к концу 2023 года

Для понимания перспектив и будущего достаточно посмотреть на половозрастную структуру населения данной территории. Наложив на эти данные реальные боевые потери, население и области, уже ставшие частью России, заниженное количество беженцев – и речь уже идёт даже не о катастрофе, а о катаклизме / крахе украинства. Неофициальные внутренние оценки киевского режима по состоянию на середину 2023 года содержат страшные цифры – на подконтрольной территории осталось менее 15 млн. человек.

Чем ниже уровень жизни и чётче понимание, что шансов на изменение ситуации нет, тем больше люди будут бежать из Украины. Хоть как-то устроившись на новом месте, они будут вытягивать туда же свои семьи и родственников. Чем дольше сохраняется временное положение дел, тем сложнее вернуть его назад. Утрата практически всего молодого, детородного поколения в возрасте 15-40 лет закрывает шанс на возрождение. Дети большей части уехавших, изучая язык и встраиваясь в чужое общество, не будут иметь к данной культуре никакого отношения. Как их родители в своё время отринули родную русскую / советскую культуру, так же поступят и дети.

Оставшиеся на территории бУкраины люди старше 40 лет, получившие еще советское образование и воспитание, с трудом, но смогут вернуться в культурный канон. Дети и подростки подвергнутся перевоспитанию через школьную программу, они еще не умеют затаиваться и хитрить. Самое сложное – исправить выросших и осознавших себя во времена политического украинства, но их как раз останется минимум.

Даже при отсутствии продуманной политики со стороны России через 20-25 лет украинская идентичность превратится в набор элементов сельского фольклора и отдельных диаспорян, вымирающую культуру. Если же политику проводить «правильно», время адаптации сократится в разы. Будут созданы условия для отъезда части населения в остальную Россию, где люди смешаются с местными и уже через несколько лет, обжившись на новом месте, станут ещё более русскими, чем окружающие. Часть непримиримых сбежит на запад, а на оставленные, обезлюдевшие территории приедут те, кто их освобождал. У этих людей аллергия на любые проявления политического украинства останется навечно.

И, да, единственный актив Украины – сотни тысяч мобилизованных ополченцев, прошедших боевые действия, но нужны они только в Европе, в качестве чернорубашечников.

Таким образом, вне зависимости от дальнейших событий, можно считать, что точки невозврата для проекта Украина пройдены практически по всем направлениям. Шанс на обретение независимости, субъектности и просто существования близок к «чуду», он примерно такой же, как для любой страны Черной Африки – слишком уж много крайне маловероятных событий должно произойти подряд для его осуществления!

Отказ от выполнения Минских соглашений, как и срыв подписания Стамбульских соглашений весной 2022 года, сделали гибель необратимой. Живущие в паралогике и магизме украинские мечтатели могут рассуждать о чём угодно, но для сохранения / возрождения «Украины» нужен отнюдь не один, но целая цепочка «чудесных» сценариев.

Поле стратегий

В начале 2022 года на волне ментальной накачки и истерической жажды «пэрэмоги» под упоительным лозунгом «Весь мир с нами!» образ возрождения Украины еще можно было, с большими допущениями и фантазиями, рационализировать, т.е. вывести из области откровенной фантастики и недетерминированного хаоса. По итогам осени, однако, разрушения стали необратимыми, а к середине 2023 года задача перестала иметь логическое решение даже на уровне идеалистических представлений.

Реалистичных сценариев для сохранения Украины и украинской нации не осталось. Можно лишь выделить основной, инерционный вариант плюс несколько «чудесных», любопытных для общего понимания сложности ситуации (Рис. 3):

  • основной, инерционный сценарий: крах национального проекта, распад Украины на три основные части: Новороссия (вхождение в состав России), Малороссия (превращение в Дикие земли и постепенная интеграцию в Россию), Западная Украина / Галиция (вхождение в состав Польши и растворение);
  • «чудесный» сценарий: украинцы притворяются братским русским и/или полякам народом;
  • «чудесный» сценарий: перехват украинцами власти в гибнущем ЕС через военный переворот;
  • «чудесный» сценарий: капитуляция России и помощь Запада по воскрешению Украины.

Поле стратегий Украины

Рис. 3. Поле стратегий Украины

Второй и третий варианты появляются после проигрыша Запада на территории Украины, для самой же Украины это возможность выиграть мир, проиграв войну. Перспектив и шансов на это практически нет. Последний вариант ещё менее вероятен, и вопрос тут даже не в проигрыше России и отказе от удара возмездия в стиле «Дикий прапор», а в готовности Запада «поделиться».

Чтобы понять реальную сложность, представьте человека «в возрасте», больного (включая органические поражения головного мозга), опустившегося, бездомного, наркомана / алкоголика, потерявшего всё – здоровье, семью, друзей, имущество, профессию и т.д. Ранее он подавал большие надежды, был уважаем обществом, но слишком уж легко ему всё давалось, собственного таланта, воли не хватало, а мелочность и глупость и вовсе довели дела до текущего состояния. Именно так выглядит Украина в мире геополитики.

Конечно, в качестве мотивации рассказываются иногда красивые истории излечения и возврата наркоманов к нормальной жизни. Но действительно вернуться и при этом стать более сильным и умным – это уже сюжет фантастических книг, наполненных «роялями в кустах», внезапно открывшимся магическим талантом, скрываемой гениальностью и прочим волшебством. Излишне говорить, что в рамках рационального дискурса ничего подобного не случается. Даже у малых и средних стран Африки, вероятно, шансов на обретение субъектности в отдалённом будущем – в надежде на демографию, изменение климата, научные открытия и т.д. – больше, чем у Украины вернуться в список сильнейших стран мира.

Традиционные методы мобилизации ресурсов, роста населения, взрыва пассионарности и т.д. не пройдут, для них банально нет основы. А спасение украинской нации из состояния на середину 2023 года за счёт России нуждается, например, в следующем наборе «чудес»:

  • мировая катастрофа отменяется, проблемы исчезают сами собой, США удаётся вернуть первенство и статус мирового гегемона на долгие годы, страны не-Запада добровольно отказываются от развития;
  • Россия проигрывает противостояние, безоговорочно капитулирует и отказывается от стратегии «Дикий прапор», т.е. добровольно отдаёт ядерное оружие;
  • транснациональные элиты в приливе помутненной щедрости не просто прощают Украине все её долги, но и начинают заливать ресурсами и технологиями, и это не инвестиции, а именно подарки благодетелей, стремящихся создать «рай на земле»;
  • украинская культура и смыслы, заполненные национализмом, ненавистью и мелкими «хуторскими радостями», вдруг становятся глубокими и невероятно привлекательными для множества людей, мечтающих превратиться в украинцев и готовых ради этого на многое;
  • и т.д.

На фоне описанного выше даже такие немыслимые события, как новый мировой потоп, поворот земной оси, дождь из огня и серы, приход магии в мир и т.д., в результате чего всё население планеты, кроме Карпатских гор, погибнет, а украинцы станут доминирующей силой человечества, похоже, перестают выглядеть откровенным бредом и превращаются в наборы маловероятных сценариев!

Помимо внешних «чудес», на которые Киев никак не может повлиять, есть еще внутренние изменения, которые могли бы изменить расклады, но и они проходят по той же категории – чудо. Представим, что на бУкраине остались умные, думающие стратегически, мыслящие люди, обладающие властью и ресурсами и при этом они – настоящие патриоты Украины. Исходя из истории и событий последних 30 лет, подобное маловероятное, но возможное сочетание совсем уж не исключено. Таким людям следовало бы сейчас вовсю готовить вариант для выживания украинской нации в Малороссии и Новороссии. Рассмотрим первые, основные шаги:

  • формирование новой элиты / ядра из «правильных» и «пророссийских» украинцев, раскаявшихся «блудных сыновей», при этом готовых лечь костьми, доказывая, что украинцы – отдельный народ (популярные люди, ученые, писатели, бизнесмены, артисты, блогеры и др.);
  • поиск союзников среди элит России, заинтересованных в ослаблении / ограничении действий своих конкурентов, чья победа перестанет быть полной и однозначной;
  • активное формирование «украинских диаспор» в России;
  • лоббирование проектов восстановления территорий, прощения «оступившихся», сохранения культурной и религиозной автономии, препоны переезду в остальную Россию, иммиграции, помощь в возвращении обратно и т.д.;
  • постоянное «раздувание» вопроса о подтверждении статуса отдельного народа и культурной автономии;
  • получение статуса второго, государствообразующего / привилегированного народа в России;
  • и т.д.

Ничего подобного не прослеживается, точнее оно гасится в самом начале. Ядром данного процесса должны были бы стать малороссы, так как в раскаяние галичан греко-католиков никто бы не поверил. Украинство неотделимо от русофобии и неонацизма, не нужно тешить себя надеждами, «выскабливать» придется многое вплоть до уровня малороссийского диалекта / субъэтноса. Если посмотреть на ситуацию с другого края, т.е. из Галиции, попадающей в сферу влияния Польши, то борьба за национальную сохранность и польская борьба будут проходить аналогично.

Далее. Пусть война проиграна и государственный украинский проект закрывается. Возможны ли другие варианты? Хотя бы на уровне «чудесного», т.е. с вероятностью менее 2%? Представляется, что возрождение может случиться лишь путём агрессии и присвоения чужих ресурсов, при этом разговор уже не о России, шанс для Украины – захват ЕС:

  • бегство / переезд как минимум 600-700 тыс. украинских малообученных, неопытных, готовых убивать военных в ЕС в качестве карателей [инерционный сценарий];
  • формирование национальной украинской сетевой элиты [«чудо», требует много времени, не сложилось за 30 лет независимости];
  • карательные операции украинцев против неоварваров и превращение их в самую влиятельную силу [инерционный сценарий для части территории];
  • заговор, военный переворот и захват власти в ЕС [возможно, но самые пассионарные и умные погибли, а остальных легко вскроет контрразведка];
  • жесткое подавление сопротивления и формирование устойчивого государства [маловероятно, те самые люди, что за 30 лет…];
  • попытка переформатирования европейских культур под украинский культурный канон [крайне маловероятно, нет канона…].

За пару десятков спокойных лет, при наличии традиций сетевых структур, национальной элиты, культурного канона и самосознания данная стратегия вполне могла бы быть реализована, но обладающая подобным потенциалом Украина уж точно не превратилась бы вот в то, что имеем сейчас. Итак, в итоге получился занимательный набор «чудесных» сценариев, где второй вариант даже более приоритетен и вероятен. Однако – увы! – в рамках инерционного сценария, украинцы будут использоваться в качестве карателей и активно растворяться в местном населении.

И, да, многие народы переживали национальные катастрофы из-за невозможности слиться с победителем (ввиду различий по языку и/или религии), но именно подобные оплоты «политического украинства» будут нейтрализованы выдавливанием недовольных в Европу.

Таким образом, Украина как государство и политическая украинская нация прошли точку невозврата, инерционный сценарий – это национальная крах и гибель. Если бы среди политических украинцев нашлось достаточное число думающих, трезвомыслящих, настоящих патриотов, то сейчас максимально активно велась бы подготовка к возврату «братского статуса» украинского народа по отношению к русскому, создание «хороших украинцев». Долгосрочной целью подобного могло бы быть использование слабостей России с попыткой отыграться через несколько поколений. Однако коварство тоже требует ума и некоторого самопожертвования, а негативный отбор и националистическая селекция, кажется, уже сделали своё дело.

Если Россия поведет себя верно, – а пока такие тренды и настроения в обществе лишь усиливаются, – т.е. не будет заигрываний и поиска «хороших, правильных украинцев», уцелеть / удержаться бУкраина в каком-либо виде не сможет. Архаичные, сохранившие внутренние родоплеменные связи народы выживать в таких условиях способны, утратившие подобную связанность – нет.

Еще одним «чудесным» вариантом видится военный переворот и перехват контроля над частью ЕС в 2027-2028 гг., но шансы на это крайне низки из-за отсутствия элиты, слабости смыслов, отсутствия опыта построения сетевых структур и гибели наиболее пассионарного населения. Даже попытки работы в этом направлении приведут лишь к появлению части «Четвертого Рима» – стратегии Континентальной Европы для случая, когда Россия не будет реализовывать свой инерционный вариант «Третий Рим» / «Жандарм Европы».

Резюме

Одной из основ западной геополитики в отношении России в последние 30 лет, с момента распада СССР, был тезис о важности и ключевой роли Украины в возрождении России как империи. После дичайшей деградации бывшей УССР и потери ею Крыма в 2014 году тезис этот нужно было пересматривать ввиду серьезного изменения ситуации. Этого, однако, сделано не было. Отказавшись в 1992-1994 гг. от реализации сильного и амбициозного национального проекта, Киев оказался обреченным, шаг за шагом он терял перспективы и возможности, скатившись в результате от одной из потенциально сильнейших стран мира до  failed state уровня Черной Африки.

Противостояние с Западом в начале 2022 года, начавшееся через территорию Украины, стало для России войной за независимость от глобального миропорядка, а не борьбой за бывшие украинские территории. Ранее отказавшись от субъектности и независимости, заигравшись в многовектороность, Украина бездарно и убого  «профукала» свой национальный проект. Визитной карточкой Киева / Запада стала стратегия «жертвоприношения», она же война «до последнего украинца».

В самом начале вооруженного противостояния под воздействием эйфории было много сказано про свершившееся наконец в ответ на атаку России обретение и единение украинской нации, но всё оказалось далеко не так радужно. Громадный уровень потерь и разрушений в сочетании с отсутствием национальной элиты и продуктивных смыслов привел Украину к национальному краху. Реальные варианты спасения отсутствуют, остаётся лишь надежда на чудо, и, желательно, не единственное.

Инерционный сценарий – гибель государственности и распад на три части (Новороссия, Малороссия и Западная Украина), у каждой из которых будет своя судьба. Ситуацию не изменило бы даже поражение России, слишком далеко она зашла, а среди «союзников» нет никого, кто захотел бы пальцем о палец ударить ради украинцев.

И, да, у каждого конкретного украинца варианты спасения есть, но их, по-видимому, нет у этнической системы в целом…


Заметили ошибку в тексте? Сообщите об этом нам.
Выделите предложение целиком и нажмите CTRL+ENTER.


Оцените статью

––>

Спасибо за обращение

Укажите причину