Ставка против своей команды

Ставка против своей команды

Андрей Школьников

1475  8.5 (15)  


Крушение мечтаний о Тюркском каганате  38

Геополитика

25.01.2022 12:00

Андрей Школьников

13443  8.9 (25)  

Крушение мечтаний о Тюркском каганате

фото: haberrus.ru

События в мире происходят с непривычно большой скоростью, ранее описанные стратегии «Красного ислама» (Исламский мир) и Тюркского каганата/«Новой Орды» приближаются к своему логическому завершению. Еще несколько месяцев назад на тг-канал регулярно забегАли люди, которые с пылом и жаром вещали о светлом будущем Великой Турции/Турана, о том, как там у них все великолепно и безоблачно, особенно в сравнении с отсутствием каких-либо перспектив у нынешней России. Всем глупым русским уже сейчас надо это признать, смириться и, наконец-то, сдаться тюркам. Однако с середины осени, как отрезало…

Планы создания Великого Турана/Тюркского каганата, с поглощением им части Русского мира, в последние годы стали основным вектором турецкой политики. При этом представления турок о тюркском единстве не допускало даже мысли о сохранении уникальности других народов, в их понимании тюрки полностью тождественны туркам, а все особенности татарской, казахской, башкирской, якутской и др. культур ничего не значат и должны отмереть, заменив все самобытное – турецким.

17 ноября 2021 года по Турции и миру стали распространяться слухи, переросшие затем в новость о смерти Фетхуллаха Гюлена, самого опасного внутреннего противника Реджепа Эрдогана. Через пару дней разговоры затихли, последовали опровержения, и все внимание опять переключилось на экономику, в которой явно назрело множество проблем.

Финансовый шок

Осенью 2021 года одним из самых ярких и значимых событий, имеющим долгосрочные перспективы, стал обвал турецкой валюты с 7 до 13-14 (в пике было 16,1) лир/$, практически все падение пришлось на последние три месяца года. Эти проблемы, правда, удалось довольно быстро погасить за счет денег монархий Персидского залива (Катар, Саудовская Аравия, ОАЭ …). Скорее всего, данные им политические обещания Анкарой выполнены не будут, что неизбежно приведет к еще большему падению репутации. Курс срочного обмена геополитического капитала на деньги в ситуации, когда более никто не готов помогать/давать в долг, крайне неприятен и мучителен для самолюбия.

Экономическое положение страны в общем не выглядело столь уж удручающим, но частичная утрата контроля стала сильным ударом по имиджу Турции. Государственный долг на конец 2021 года составлял $204 млрд. (40% к ВВП), внешние заимствования с учетом корпоративного долга – $453 млрд. В целом, эти значения, особенно на фоне показателей других стран,  не выглядят пугающе, но риск сохраняется из-за очень высокого уровня открытости экономики: 30%/25% импорт/экспорт к ВВП (в докарантинном 2019 году). Неприятностей добавляет привязка внутреннего кредитования к доллару, его краткосрочный характер, а также относительно небольшой размер ЗВР – $71 млрд. (январь 2022 года). Для удержания устойчивого курса и погашения кредитов этого явно недостаточно.

Последствием экономических проблем стало очевидное, вынужденное снижение геополитических перспектив и возможностей Турции, всем причастным стал четко ясен потолок возможностей, оказавшийся довольно невысоким. Протурецкие силы в соседних странах региона очень быстро и четко почувствовали изменение ситуации. Общая тональность выступлений начала меняться, пошли сигналы об улучшении отношений с Россией, Ираном, Китаем, … ЕС.

Ранее непробиваемый доспех внешнеполитической репутации и амбиций, все проблемы с которого, казалось бы, стекали без следов и грязи, оказался тонким, хрупким и непрочным. Годами нарабатываемая репутация, образ будущего успеха и неотвратимости победы поблекли и оказались эфемерными. В условиях, когда нужна безопасность и поддержка и помощь со стороны «старшего», Турция перестала быть гарантом и надежным покровителем.

И, да, вся надежда Турции в экономике – на начало катастрофы/обвала Долины пирамид, когда плохо станет всем.

Таким образом, можно видеть, что дела в экономике Турции обстоят отвратительнейшим образом, экономика открыта всем ветрам. Население в селах, деревнях и районах продолжает активно переходить на бартер, уровень жизни резко проседает.

Обвал курса местной валюты не был бы таким болезненным, будь экономика страны более закрытой, а ЗВР – превышающим внешний долг, как это было в 2014 году у России. Резервов и ресурсов на выравнивание ситуации в экономике нет, проведение активной внешней политики выжимает последние бюджетные средства, ситуация в целом гарцует на грани гиперинфляции и катастрофы. И, тем не менее, на этом фоне продолжаются попытки проведения активной внешней политики, в том числе и провокаций на предмет построения Турана/Тюркского каганата.

Крушение «Тюркского каганата»

Ситуация в мире меняется непредсказуемо, и совсем не исключено, что еще вернется легендарное время гигантов и героев, имеющих шанс попасть на страницы истории благодаря ярким и сильным поступкам. Смелые, неординарные и яркие решения будут приводить ко множеству побед одни народы и страны и к гибели – другие. Ближайшие годы,  возможно, дадут миру много ярких пассионариев, великих людей, хотя шансы турок в этом отношении заметно упали.

Собственно, все предпосылки крушения планов Тюркского каганата были достаточно очевидны, повторяться не будем. Перечислим важнейшие внешнеполитические неудачи этого проекта в горизонте последних лет:

  • неудачные и/или не принесшие дивидендов попытки территориально-политической экспансии за пределы государственных границ (Ирак, Эгейское море, Сирия, Ливия, акватория Кипра, Афганистан, Катар);
  • выдавливание из Европы (утрачены перспективы на интеграцию в ЕС, влияние на решения и усиление позиции на Балканах);
  • напряженные, испорченные отношения с ключевыми игроками Исламского мира (Саудовская Аравия, Иран, Египет и др.);
  • испорченные отношения с ключевыми силами в США (конфликты и с Трампом, и с Байденом), Штаты и Европа взяли курс на смену власти и раскачивание ситуации;
  • испорченные отношения с Китаем.

Успехи, конечно, тоже есть, но они более скромные, к ним можно отнести:

  • экономическую экспансию в Закавказье, на Балканах (постепенно выдавливаются Китаем), в меньшей степени в Средней Азии и минимально в Африке;
  • относительный успех в Закавказье (план-минимум реализован) и резкое усиление влияния на Азербайджан;
  • шантаж Европы экспортом нестабильности (беженцы);
  • психоисторическая экспансия: реформа турецкого языка для формирования единой тюркской языковой идентичности (уже несколько десятков лет длится искоренение арабизмов, иранизмов и т.д.), воспитание молодых элит для тюркских стран (гюленовские школы);
  • удержание под контролем внутриполитической ситуации (непосредственно тюрки составляют всего 40% населения Турции, много и других проблем);
  • переформатирование совета в Организацию тюркских государств;
  • проведение многовекторной внешней политики, причем во многом благодаря незаурядной и сверхагрессивной политике Реджепа Эрдогана (очень сильный тактик);
  • союз с Британией и Японией.

За последние месяцы практически все ранее достигнутые успехи утрачены или близки к этому:

  • монетарный кризис показал слабость и хрупкость турецкой экономики, очень сильно ослабив инструменты экспансии;
  • события в Казахстане ведут к утрате основных инструментов и рычагов влияния в Средней Азии (боевики, протурецкие и/или пробританские элиты, бизнес интересы и др.);
  • утрата блеска и перспектив у Тюркского каганата – защиты дать не могут, запущены процессы переориентации на Россию.

В самое ближайшее время внутренний экономический и политический кризис будут только нарастать, Баку резко понизит зависимость от Анкары, вернувшись к равноудаленной позиции между Россией, Турцией и Ираном, Организация тюркских государств превратится в мертвую структуру, а давление Запада по смене Р. Эрдогана усилится. Планы Анкары по взятию под контроль нефтегазовых и других ресурсных потоков Средней Азии, наркотрафика, оружия и др. стремительно тают, а ведь они были просчитаны, заложены и перезаложены.


Совсем скоро из козырей Турции останутся: союз с Британией (разведка), шантаж окрестных стран экспортом нестабильности и терроризма да членство в НАТО. Очень слабый набор для игры даже за статус региональной державы.

И, да, не надо списывать со счетов Р. Эрдогана, он еще будет пробовать вырваться из-под рушащихся конструкций и доставлять всем вокруг очень много проблем, правда, спасти проект Тюркского каганата ему не удастся…

Таким образом, можно заключить, что Турция семимильными шагами идет к закрытию проектов «Красный ислам» и «Тюркский каганат» с перспективой катастрофы и распада государственности. Без Реджепа Эрдогана балансировать между большим количеством проблем не получится.

Все происходящее вполне логично и понятно, но хочется дополнить рассказ небольшим историческим отступлением, иллюстрацией, очень красиво раскрашивающей происходящее в наши дни.

Параллели с Сарыкамышским сражением 1914 года

Вспоминается Сарыкамышское сражение декабря 1914 – января 1915 годов, в результате которого, вместо обещанного гарантированного разгрома России и падения всего Закавказья, турецкая армия оказалась разбитой, а Османская империя, лишившись стратегической инициативы, фактически выбыла из числа активных участников Первой мировой войны и была вынуждена сосредоточиться на обороне.

Советниками командующего Энвер-паши были немцы, один из которых возглавлял штаб [параллель с текущим – британцами], тактика была взята у немцев из летней (!!!) операции в Восточной Пруссии, с наступлением тремя корпусами и формированием котла [Сирия, Закавказье, Средняя Азия]. Наступление было решено вести зимой, в горах (!!!) без наличия должных ресурсов [состояние турецкой экономики в последние годы], вопросы тылового обеспечения трех корпусов предполагалось решать за счет помощи местного мусульманского населения [тюркские страны должны отдать последнее, ради великой мечты о Тюркском каганате]. Два обходных корпуса пошли по малопроходимым дорогам, покрытым выпавшим на высоту более метра снегом, при температурах до -20 [территориям без связанности], без продуктов [экономических ресурсов], зимней одежды и нужного количества боеприпасов.

Русская армия к тому времени к боевой встрече с турками … никак не готовилась. После неудачи предыдущего наступления командование планировало зимовать в Тифлисе, отмахиваясь от поступающих разведданных, а разрозненные воинские части, понесшие значительные потери, вяло-вяло собирались. И никаких военных действий в зимний период вообще не предусматривалось [политика России последних лет в Закавказье и Средней Азии].

Последовавшие боевые действия несли в себе множество нетривиальных сюжетов – тут и 6-часовой бой турок друг с другом (пока разобрались) с парой тысяч потерь, и взятие в плен 1,5 тыс. русских, около 600 из которых тотчас же, ночью, бежало из плена, и еще многое другое. Когда обмороженные, голодные турки (около половины потерь в сражении наступило из-за холода) оказались в десятке километров от Сарыкамыша, выяснилось, что у русских в наличии только разрозненные войска, находящиеся в состоянии передислокации, а командующим обороны города может быть назначен лишь самый старший офицер на ж/д станции – полковник Букретов, случайно оказавшийся там проездом [побережем нервы от параллелей…]. Удивительно, но оборона была организована в кратчайшие сроки.

Далее события наполнены боями, передислокацией войск, героическими деяниями и безмерной глупостью отдельных генералов, особенно отличился генерал-историк Мышлаевский («Панический генерал») – бежал на автомобиле в Тифлис, назначив перед этим двух равноправных командующих, отдав приказ об отступлении и уничтожении складов и организовав панику по всему Закавказью [вариантов тьма, не будем перечислять, чтобы никого не обидеть забывчивостью].

Имея изначальное многократное локальное преимущество (всей Кавказской армия было в 2-2,5 раза меньше, чем у турок в месте противостояния), турки потерпели поражение, их армия была практически полностью разгромлена, потери составили 70-90 тыс. человек (около половины от холода). Потери русских оказались в три-четыре раза меньше. Ни одна из сторон не могла отступить (холод и отсутствие питания), но первыми не выдержали расположившиеся под открытым небом наступающие турки.

Сражение имело большие последствия, так как выявило слабости обеих сторон. Турки, похоже, вообще не имели понятия об актуальных методах ведения войны, не знали особенностей горных условий, у них не было обеспечения и ресурсов, коммуникаций, они игнорировали внешние факторы, верили внешним советникам [все те же проблемы]. Сарыкамышское сражение стало, между прочим, одним из аргументов в развязывании геноцида армян как основных виновных на территории Османской империи [ждем усиления борьбы с внутренними врагами]. Турция в результате фактически потеряла шанс на стратегическую инициативу, но списывать ее было рано, что в 1915 году показала Дарданелльская операция Британии [не нужно сейчас форсировать, время работает против Турции, пусть совершают ошибки сами].

У русских было плохо с разведкой, аналитикой и коммуникациями [все те же проблемы], победа была достигнута благодаря личной храбрости и героизму и во многом – вопреки высшему командованию. Это одна из самых красивых битв Первой мировой войны, когда вдруг оказалось, что случай и взаимный хаос тоже иногда способны творить историю. Не нужно искать здесь аналогий для будущего, а вот для понимания проблем помнить о Сарыкамыше полезно.

И, да, описание этого яркого, непредсказуемого, наполненного ошибками, героизмом, эмоциями и сопереживанием сражения и сейчас захватывает читателя. На таких битвах надо строить представление детей о российской армии…

Таким образом, одна из красивейших, динамичных и нелинейных битв между Российской и Османской империей во время Первой мировой войны может служить замечательной исторической иллюстрацией сегодняшних событий.

Резюме

Последние годы из всего многообразия направлений развития и экспансии Турция, в качестве основного, выбрала вариант построения Тюркского каганата – культурно-этнического единства тюркских народов. Пропаганда и формирование успешного будущего, на фоне ограниченных реальных успехов, делали свое дело, привлекая национальные тюркоязычные элиты и население мечтами о сильном и большом государстве.

Однако сверхагрессивная, не имеющая должных ресурсов политика последовательно вела ситуацию к катастрофе. События последних месяцев, а именно монетарный кризис и провал мятежа в Казахстане, привел к девальвации практически всех достижений и значительно ослабили и без того небольшие шансы на успех интеграционного проекта.


Заметили ошибку в тексте? Сообщите об этом нам.
Выделите предложение целиком и нажмите CTRL+ENTER.


Оцените статью

––>

Спасибо за обращение

Укажите причину