Русские, русофобы и просто чиновники  35

Человек и общество

29.10.2021 10:30

Андрей Школьников

9775  8.9 (39)  

Русские, русофобы и просто чиновники

Фото:ВКонтакте

Вопрос этнической принадлежности продолжает быть в мире одним из самых болезненных и неоднозначных. Категория этнической идентичности со временем эволюционирует, все больше становится культурным явлением, уходит от фенотипических признаков и документальной линии наследования. Данная категория остается по-прежнему значимой, говорить о её исчезновении в ближайшие поколения не приходится, слишком многообразно и сложно современное человечество. В то же время большая часть попыток разрушить Россию извне и изнутри, сплошь и рядом прикрываемая заливистыми баснями и оправданиями, идет именно через взлом и разрушение понятия «русскости»

Статья не несет в себе глубокого и системного анализа, в первую очередь это отражение моей позиции по достаточно болезненным и сложным для современного общества темам.

Россия является империей суши (сочетание державы суши и сетевых принципов), построенной на основе русского культурного канона (язык, традиции, ценности), а русские – это имперский народ. В рамках этих принципов региональные элиты интегрировались в общую имперскую элиту, а население получало возможность на культурную автономию территорий исторического и компактного проживания. В отличие от других стран Россия не проводила жесткую ассимиляцию народов, оттого разговоры о колониальном прошлом скрывают под собой недостаточное знание истории и/или сознательные манипуляции.

Исключения из этих правил бывали, но это всегда случалось при необходимости выбора между плохим и очень плохим. Если бы И.В. Сталин действовал по закону, то большая часть мужского населения крымских татар должна бы была быть расстрелянной или посаженной за предательство и сотрудничество/пособничество нацизму. Их семьи, вероятно, остались бы жить в Крыму, но народ бы практически исчез. Ну а любителям говорить о несправедливости следует почитать страницы чуть более ранней истории про постоянные набеги крымчан на русские земли и их многовековую системную работорговлю пленниками-славянами, зная о чем вообще удивляешься, почему многие народы не каются активно и не просят прощения? Не нужно всматриваться пристально в бездну истории, она ведь может пронзить тебя  ответным взглядом.

Манипуляторных инструментов много, но, прежде чем разбираться с русофобией, рассмотрим категорию «русский» в том субъективном виде, в каком она принимается мной.

Кто для меня русский

Из-за кощунственных, античеловеческих преступлений Третьего Рейха практически любые разговоры о национальных и расовых различиях сходу шельмуются, отождествляются с нацизмом и шовинизмом и замещаются пространными рассуждениями об общечеловеческих ценностях и всеобщем равенстве. Слова-то, конечно, правильные, хорошие, но, между тем, для всех нас все-таки вполне привычно видеть разницу между семьей, родственниками и совершенно чужими людьми. Тогда почему же между названными крайностями не может быть места чему-то промежуточному, ведь далеко не все незнакомые люди одинаково далеки, как, впрочем, и не все близкие одинаково нами любимы?

Много раз я уже говорил, что для меня национальность/этническая принадлежность (в рамках данной статьи это синонимы) определяется не столько кровью, сколько: знанием языка, принятием культурного/ традиционного канона, самоидентификацией (включая готовность и желание быть русским). Культурный канон – это ценности, нормы и правила данной этнической системы, а в традиционном каноне к ним добавляются еще и психоисторические смыслы/религия.

Кто для меня русский

Рис. Кто для меня русский

На рисунке показано, кто для меня больше «свой»: чем больше совпадения идентичностей (кровь, культура, религия), тем человек субъективно ближе. Понятно, что по умолчанию речь идет об идентификации некоего «среднего», «типичного» представителя того или иного этноса. Знакомые люди, несомненно, идентифицируются на основе индивидуальных черт и качеств, а также истории взаимоотношений. Русский и неверующий продолжает жить в рамках русской культуры, разницы между русскими, чувашами, осетинами и т.д. практически нет, ну а живущие в рамках Русского мира/русской культуры для меня ближе, чем православные с Балкан, исключение – сербы.

Отдельно стоит сказать о русских по крови, которые меняют религию, – для меня это показатель сознательного отказа от значимой части русской культуры, что определяет соответствующее к ним отношение. Ренегаты всегда негативно воспринимаются носителями ценностей и смыслов, от которых первые отказались. Начал путь перехода в другую этническую систему – продолжай, на двух стульях усидеть не получится, это твой выбор, теперь ты чужой среди тех, кто раньше тебе был своим.

Таким образом, условный араб или кореец, выучивший русский язык, крестившийся и согласившийся на то, чтобы его дети выросли уже русскими и, возможно, даже не знали традиции предков по крови, для меня есть полноценный «русский» (цифра 2 на рисунке).

У каждого человека будет своя собственная матрешка отношений и внутренних установлений относительно того, кто более свой, а кто чужой, главное, помнить – все это справедливо для незнакомых или малознакомых людей. По мере же получения информации о человеке общее априорное впечатление корректируется. Когда сидишь в одном окопе, то не имеет значения, Иван, Магомет или Абрам сидит с тобой плечом к плечу, рядом.

Вы не понимаете, это другое

Один из самых видных и циничных  антисоветчиков и русофобов, А.Н. Яковлев, вынырнувший в перестройку из самых высоких партийно-дипломатических кругов, так описывал свою политику по разрушению СССР:

«Авторитетом Ленина ударить по Сталину, по сталинизму. А затем, в случае успеха, Плехановым и социал-демократией бить по Ленину, либерализмом и «нравственным социализмом» – по революционаризму вообще. Оглядываясь назад, могу с гордостью сказать, что хитроумная, но весьма простая тактика – механизмы тоталитаризма против системы тоталитаризма – сработала»

И вот по такой же схеме пытаются действовать отдельные граждане, противопоставляя всему русскому некую небольшую группу, от имени которой они якобы говорят. Точно так же люди, стоящие на антиправославных позициях, пытаются противопоставлять, например, РПЦ и старообрядцев. Каждый раз происходит прикрытие неким меньшинством, чтобы от его имени ослабить большинство, а затем следует, как правило, смена ролей и принципов.

Регулярно приходится слышать словесные манипуляции в стиле – не нужно России лезть за пределы своих границ, у нас хватает проблем и у себя, это все не наше дело. Особенно это бросается в глаза, когда те же самые люди спокойно и благосклонно вещают про экспансиониские планы и политику других стран – США, Китая, Турции и далее везде. В их миропонимании интересы названных стран могут выходить за национальные границы, им разрешается размещать свои базы, поучать, финансировать действия своих агентов влияния, а вот России – нет. Надоедливо звучит классическое: «Вы не понимаете, это совсем другое».

Как называть такое отношение? Двуличие, нелюбовь, ненависть по отношению к России или … русофобия. И не нужно обращать внимание на рассказы о том, что «мы любим Россию, но другую, что мы не поддерживаем власть/государство, а страну любим», и пр. Называем вещи своими именами – это русофобия и отношение к ней должно быть соответствующее.

Ещё можно понять наивных мечтателей и пацифистов, которые искренне верят в нерушимость границ и независимость всех стран, эдаких детей цветов, с равной прытью выходящих на митинги к посольству США и к нашим органам власти. Но блаженные таковые встречаются крайне редко, а вот манипуляторы – постоянно.

Зачастую приходится общаться с людьми, настроенными в отношении России крайне негативно, вплоть до сверхценной идеи и мантры – «здесь все плохо». Практически любой вопрос, обсуждение будущего, перспектив в мире они тут же начинают переводить в дискурс «а вот в России зарплаты маленькие, это все Путин виноват … и т.д.» Пытаться достучаться до них и напоминать, что речь все же идет о мире, Европе, США и т.д., – занятие, требующее терпения и железных нервов, так как выдается мантра – «мне все равно, что там, меня интересует, что у нас».

Далее, обращаясь к подобному собеседнику, терпеливо прошу рассказать:

  • Что конкретно надо делать?
  • Где будет через 5-7 лет лучше, чем у нас, чтобы им туда поехать?

Как правило, о конструктиве, кроме лозунгов и эмоций, такие люди не задумываются, поэтому дальше начинается цирк. Типичный ответ – «откуда я знаю?» Ну так чего же ты тогда кричишь и жалуешься, быть богатым и здоровым всяко лучше, чем бедным и больным, но пора бы уже вырасти из мира розовых пони и принцесс… Если начинаются императивы – «уберите Путина, разгоните...» и т.д., то предлагаю вспомнить 90-е, когда мы все жили в полном соответствии с этими принципами. Интересуюсь, есть ли вообще места, где не воруют, вспоминаем долгожительство Меркель в Германии, семейственность Бушей, Клинтонов в США и т.д.

Бывает, получается дождаться и ответного аргумента: «А вот в СССР такого не было…». Аллилуйя! Ну, так давайте тогда прикроем «Эхо Москвы» или другие места, откуда вам там все это надувает, и начнем говорить в левоконсервативной повестке?


По второму из моих вопросов еще веселее – мир сейчас валится все больше, описать, какие в других частях света будут проблемы, – сложности нет. Особенно, если объяснить, что чужаков будут раскулачивать, а после иммиграции отношение к тебе будет, как у нас к гастарбайтерам из Средней Азии или как точно к таким же гастарбайтерам, но с деньгами. Для не полностью утративших связь с реальностью этого обычно хватает…

И, да, чаще всего я не трачу время и предлагаю таким людям не мучить себя и ехать туда, где жизнь лучше, и как можно быстрее. Каждый должен сам выбирать и отвечать за то, где и как он живет.

Таким образом, жаль, но двойные стандарты, вечное недовольство происходящим у нас в сочетании с идеализацией других стран и народов – явление известное и понятное: «где нас нет, трава зеленее». Вот только надо знать меру, ведь человек обычно склонен идеализировать своих и демонизировать чужаков, поэтому люди даже не осознают, как быстро своими речами они открывают, кто для них свой, а кто чужой.

Русофобия в бСССР

В последнее время в республиках бСССР все ярче стали проявляться и выходить в общественное поле антирусские настроения, действия и элементы государственной политики. С одной стороны, ничего нового в этом нет, подобные эксцессы происходили и ранее, только они стыдливо замалчивались и игнорировались отечественными СМИ и политиками, с другой – негатив объективно нарастает.

У данного явления есть несколько традиционных причин:

  • формирование собственной национальной идентичности исключительно на отрицании русскости – ничего другого, в том числе не описанной изначально по-русски более-менее связной истории-географии бытования данного этноса, а часто и своей оригинальной, не придуманной русскими письменности, нет, а ведь даже мифотворчество требует некоего фундамента;
  • гуманитарное давление на Россию, при котором не уехавшие русские используются (в широком смысле) в качестве заложников;
  • демонстрация как внешним игрокам, так и внутреннему населению своей «независимости» и «смелости» – вспоминаем басню про слона и Моську;
  • самоутверждение и мелочная месть за предыдущие страхи;
  • оправдание собственной глупости и неспособности к построению независимого государства и становления нации;
  • страх перед усилением России, потерей своих привилегий, утратой кормушки и неизбежностью расплаты за сделанное ранее.

Ситуация продолжала бы медленно ухудшаться, но в последнее время тренды начали меняться:

  • идет неспешное относительное внешнеполитическое усиление России (просто медленнее деградируем и падаем, чем развитые страны и мир в целом);
  • запрос на консервативную внутрироссийскую повестку усиливается, оттого власти и элиты России вынуждены обращать внимание на явную русофобию у «союзников»;
  • происходит разрушение привычного мира, и Россия оказывается единственным, кто может дать хоть какие-то гарантии безопасности элитам и населению сопредельных стран;
  • сопредельные страны и их элиты стали снимать с довольствия, им перестают платить за иллюзию лояльности и даже начали выставлять ответные счета и требования.

Именно последнее стало катализатором, самым больным и обидным ударом по кошельку стран и их элит. Уменьшение прикорма ведет к обострению социальной напряженности и рискам утраты местными элитами привычного благополучия и власти. Вот и бесятся, дергаются, пытаются сильнее надавить на привычные инструменты, не понимая, что делают себе только хуже. То, что допускалось ранее, перестает таким быть, правила игры меняются.

Позиция России по части русофобии на сопредельных территориях будет ужесточаться отнюдь не потому, что у «российских элит» вдруг появилось непреодолимое желание защищать русских, не будем строить иллюзий. Борьба за интересы и права русских – это, разумеется, наиболее выгодная и достойная линия поведения. Ну а моральное удовлетворение от правильного дела – приятное дополнение: не такие, дескать, мы и плохие, вон бескорыстно защищаем своих.

Таким образом, неприятие русофобии на сопредельных территориях со стороны властей, наконец-то, дало о себе знать и начало нарастать, пока это, к сожалению, не осознанный выбор, а скорее реакция на запрос общества в ответ на привычные действия снимаемой с довольствия стаи местных, национальных «елбасы».

И, да, при существующей элите, большая часть которой есть еще наследие 1990-х годов, хорошо, что хотя бы так, ведь никто не вечен…

«Это глупость или измена?»

Если же спрашивать, кто реально причиняет русскому народу больше всего бед, то на первом месте окажутся отечественные чиновники. К примеру, относительно прозвучавших в прессе межправительственных переговоров об аренде предпринимателями из Узбекистана земель в России для выращивания продукции для последующего экспорта в Узбекистан следует однозначно и нелицеприятно заявить, что это вредительство и зло.

Если Узбекистану нужны продукты питания, то он всегда может зарезервировать необходимый объем по долгосрочным контрактам. Под эти контракты произойдет расширение посевных площадей, будут запущены инвестиционные проекты, начнется внедрение новых технологий в сельском хозяйстве, состоится возрождение территорий. Современные технологии требуют на порядок меньшего количества людей, но тут уже нужна высокая квалификация. Понятное дело, что чиновникам много проще разрешить ввоз низкоквалифицированных работяг, чем заниматься внедрением и отвечать за развитие современных цифровых – или на что там они в последнее время требуют триллионы?! – технологий на селе.

Любая форма даже временной передачи природных ресурсов представителям другого государства есть нарушение и ослабление суверенитета, создание прецедента, потакание максимально варварскому и хищническому ведению дел. Сколько сил потребовалось, чтобы прекратить практику СРП в нефтегазовой отрасли и вот – новые заходы! Ведь уже есть весьма печальный опыт относительно аренды земель в Челябинской области: китайцы арендовали землю, приведя ее затем в жутчайшее состояние – потравили все диким количеством удобрений, гербицидами и т.д., да заодно и осушили на полив окрестные озера.

Про формирование территорий с компактным проживанием культурно чуждого и не желающего ассимилироваться населения даже говорить не хочется. Краткосрочные выгоды – при этом далеко не всегда для государства – ведут к долгосрочным проблемам последнего.

Отдельно нужно сказать об Узбекистане, из которого стали приходить сигналы о давлении на русский язык и русскоязычных. На этом фоне любые разговоры об аренде вообще недопустимы. Нужно не откупаться, а оказывать давление, выдвигая жесткие встречные требования, в том числе в области языка и культуры. В случае несогласия – закрывать границы для гастарбайтеров, благо на узбекских чернорабочих свет клином не сошелся.

И, да, для причастных к этому чиновников применим вопрос П.Н. Милюкова: «Это глупость или измена?», с соответствующими последствиями.

Таким образом, считаю, что существующая в настоящее время внутренняя политика в отношении мигрантов, а также попытки ради краткосрочных экономических, не всегда государственных, интересов наводнять Россию не желающим интегрироваться, культурно чуждым населением суть предательство и/или глупость.

Вместо развития новых технологий в строительстве и аграрном секторе, ответственные за данное направление чиновники и бизнесмены предпочитают завозить бесправных гастарбайтеров, закладывая тем самым мину замедленного действия под будущее страны. В свете ожидаемого в 2035 – 2040 гг. перехода в 6-й технологический уклад, когда до 90% населения не будут востребованы как работники, такая политика не имеет никакого оправдания.

Можно ли подобную политику отечественных чиновников назвать русофобской? Да.

Резюме

Этническая принадлежность в современном мире все более становится культурной категорией – знание языка, традиций, разделение ценностей и самоидентификация много больше влияет на национальность, чем запись в свидетельстве о рождении.

В Российской империи и СССР было сочетание общеимперского культурного канона и локальных исторических культурных автономий. Хочешь использовать только родной язык, жить и видеть вокруг себя таких же живущих по традиционным законам – оставайся на малой родине. Уехал на большую землю – исполняй общепринятые имперские, т.е. русские, принципы. Сейчас эти принципы размываются, в первую очередь из-за отсутствия в стране осмысленной национальной и миграционно-интеграционной политики. Для очень многих чиновников и бизнесменов вопрос ответственности за последствия своих действий вообще не стоит.

Как бы нам ни хотелось обратного, но двойных стандартов и откровенной русофобии меньше не становится, наоборот, идут постоянные попытки расколоть общество как изнутри, так и извне. На этот счет не нужно строить иллюзий.


Заметили ошибку в тексте? Сообщите об этом нам.
Выделите предложение целиком и нажмите CTRL+ENTER.


Оцените статью

Голосования



Вы верите в военный конфликт России и Украины?


Спасибо за обращение

Укажите причину