Очерк об обострении сословной болезни общества  99

Власть и общество

25.07.2019 15:50

Андрей Школьников

8415  9.2 (94)  

Очерк об обострении сословной болезни общества

Наличие в обществе элиты, живущей в рамках родоплеменных отношений, является мотивом для попыток построения сословного общества, ведь приближенные к ней люди также хотят передавать привилегии и права по наследству, быть неподсудны простому суду и быть чуть выше большинства. Вот только как-то работающие на верхнем уровне власти законы становятся ядом на нижних этажах, убивая общество

Логика обстоятельств такова, что как только на верхнем уровне закрепляется возможность передачи прав по наследству, так тут же, находящиеся на ступень ниже, начинают добиваться такой же привилегии для себя. Не сразу, но пройдет немного времени, и, пользуясь слабостью правителя/элиты, показанными героическими результатами и т.д., но отдельные права начнут закрепляться по наследству. Потом их станет больше, и они будут формироваться за счет все более сильного ограничения остальных людей. Только дай волю, и мы вновь придем к модели сословного, общества, когда одни будут приходить в армию майорами и к 30 годам становится генералами, а другим звание майора перед выходом на пенсию будет считаться хорошей карьерой.

Не нужно выпускать джина из бутылки, в нашем обществе слишком сильно непринятие изначального неравенства. Переход к сословному обществу приведет лишь к очередной кровавой резне и революции.

Фактически, сословное деление является попыткой переноса родоплеменных принципов, присущих элите, на остальные уровни власти и управления. Прежде чем говорить о возврате наследственной передачи прав и привилегий, необходимо обратить свой взор на невидимую часть общества, продолжающую успешно жить в рамках родоплеменных отношений - элиту.

Скрытая часть элитного айсберга

Ранее, я говорил (5 этажей власти) о том, что родоплеменные отношения доминируют на самом верхнем уровне пирамиды власти, на этаже элиты. Последняя пытается контролировать ключевые точки и вопросы выбора направления и стратегии развития страны/этнической системы/панрегиона/мира и не занимается текущим управлением. На прямое управление у элиты банально не хватает сил и родственников. Для примера, численность российской элиты – 3-4 тысячи человек плюс члены семей, и это на 145 млн. человек.

За малой численностью скрывается гигантский масштаб влияния элиты, тут уместно вспомнить, что оценки контролируемых капиталов богатейших семей (термин устоялся, но по смыслу ближе слова «клан» и «род») мира, таких как Барухи, Фишеры, Дрейфусы, Лазары, …, Ротшильды, Рокфеллеры и др., исчисляются в триллионах долларов. Так оценки контролируемых капиталов Ротшильдов и Рокфеллеров приводились в видеороликах А.И. Фурсова, если память мне не изменяет, то для одних он озвучил $3,2 трлн., у других $3,0 трлн.

В свете таких цифр, меня всегда удивляла вера людей в рейтинг «Форбс», критически посмотрите, какая была стоимость «Standard Oil» (контроль Джона Рокфеллера) до разделения, переведите эту сумму в современные цены и сравните со списками «Форбс». Рокфеллеры такие дураки, что за сотню лет их капитал уменьшился в десяток раз? А ведь именно такой будет вывод, если верить открытым, официальным цифрам. То, что нам показывают, лишь малая часть, вершина айсберга. Проценты и доходы с открытых активов идут на текущие расходы, благотворительность и проекты для души. Основные ресурсы мировой элиты спрятаны в трастах (формальная передача активов/прав собственности без права управлять ими, но с правом на дивиденды), офшорах, за номинальными владельцами и т.д.

В свое время, я сталкивался с похожими схемами, сочетающими в себе панамские офшоры, номинальных владельцев компаний – граждан ЕС, неподающих налоговых деклараций (постоянное проживание в безналоговых территориях за пределами Европы), управляющих компаний в заморских территориях и т.д. На что только не шли, чтобы купить предприятия в Европе, которые официально не продавали русским.

Таким образом, влияние элит на общество подобно айсбергу, мы видим лишь его малую часть, ровно столько, сколько нам позволяют узреть. Ведь контролируемые капиталы богатейших родов мира исчисляются в триллионах долларов. И да, именно им принадлежит добрая часть долгов государств и населения мира. Пассивы одних являются активами других.

При необходимости, объемы капиталов можно оценить, но для этого на чисто экономические и формальные отношения нужно накладывать родственные связи и реальные потоки денежных средств. Можно продолжать жить в мире, где самые богатые люди внесены на страницы журнала «Форбс», а можно перестать быть рабами иллюзий.

Перенос принципов элиты на нижние этажи

Возникает вопрос, что происходит, когда родоплеменные принципы спускают на нижние уровни власти, переводя формирование закрытых структур согласования и государственной власти исключительно на принципы родства. Аттрактор этого процесса – сословное общество.

При рассмотрении стратегии Казахстана, я показывал, как деформируется система власти, когда родоплеменные отношения оказываются на нижних этажах. При наследственной монархии и сословном обществе все еще хуже. Происходит дикое упрощение социальных отношений, про игнорирование принципов справедливости даже говорить не имеет смысла. Система управления начинает упрощаться, зачастую, оценка всего сводится до имманентного признака – свой/чужой. Думаю, каждый сталкивался с предвзятостью начальства, когда все косяки коллектива пытаются вешать на тебя, а успехи присваивают. В сословном обществе это является обязательной нормой.

При этом система власти вбирает в себя избыточные функции и задачи, теряя контроль. Представьте, что члены правления одной из крупнейших компаний страны начинают ежедневно решать вопросы вплоть до закупки веников и меню на обед работников в удаленном филиале. Это далеко не абстрактный пример…

В свое время, компания «Стройгазмонтаж» получила команду – провести реконструкцию МДЦ «Артек». Было принято решение – не выделять отдельной дочерней компании, а делать это силами центрального офиса. Для лучшего понимания, представьте, что военный крейсер загнали в Истринское водохранилище и велели перевозить детей с одного берега на другой в качестве экскурсионного катера. Это был ад. Все процедуры были заточены под миллиардные масштабы и риски, проверка контрагентов с оборотами меньше сотен миллионов была редкостью, а тут пошел вал крымских ООО, ИП и просто шабашников с суммами в тысячи рублей. Всех этих поставщиков и подрядчиков нужно было проверять, все позиции закупок просматривать на уровень цен и т.д.

Выглядело это жестоко – в конце дня, после основной работы, приносят реестр на закупку нескольких сотен позиций, начиная от туалетных ершиков, заканчивая медицинским оборудованием, и утром нужно дать рекомендуемый уровень цен в закупку. Даже меня, стратега, накрыла эта волна идиотии. И да, не проверять было нельзя, в частности, на закупке медицинского оборудования, которое я проверял, поставщики пытались заложить 2,5-3 конца. Команда с самого верха была простая – «К черту прибыль, все должно быть сделано в срок и максимально прозрачно».

Ну и к разговору про санкции, никаких проблем с закупкой телескопов для обсерватории «Артека» в Крыму (!!!), у находящейся под санкциями компании (!!!), ни в США, ни в Европе и ни в Японии не было. Когда узнавали, что это все для детей, говорили лишь одно - «Неплохо дети у вас будут там отдыхать!»

Если бы месяца через три разум не возобладал, процессы не упростили, да не вынесли в отдельный контур, мне бы пришлось расстаться с компанией намного раньше. Человеческие силы и ресурсы не бесконечны.

К чему был этот пример? То же самое происходит, если спускать принципы управления верхнего уровня вниз. Вместо синтеза и сосуществования Управления и Власти, получаем химерную конструкцию, эффективность которой в разы меньше:

  • все процессы работают криво и крайне неэффективно;
  • для большей части талантливых и/или пассионарных людей закрыта любая дорога вверх, что замедляет развитие или даже ведет к регрессу общества;
  • распределение и использование ресурсов происходит крайне неэффективно и неравномерно;
  • постоянное высокое социальное напряжение;
  • и т.д.

На примере современной России мы все можем посмотреть процесс формирования протосословного общества (на картинке показано целевое состояние, к которому мы движемся). Последнее только формирующегося, но уже вызывает большой негатив у населения.


Этажи власти в прото-сословном обществе

Этажи власти в прото-сословном обществе

У меня был опыт работы в нефтегазовой отрасли, где процессы разделения зашли намного дальше, чем в среднем по обществу (локальные избыточные ресурсы позволяют закрывать глаза на падение эффективности), особенно это заметно в структурах «Газпром». Там про человека всегда помнят, кто его привел, чей он человек, практически всегда понятен потолок карьерного роста. Громадной трагедией является выведение за штат департамента или ликвидация дочернего общества, так как в смежное подразделение/ компанию не возьмут «чужого» сотрудника, а устроиться на открытом рынке проблематично – «офисный планктон» и «эффективные менеджеры» за годы сытой жизни и деградации теряют навыки нормальной работы.

Разумеется, я немного утрирую и упрощаю картинку, но общая канва верна, и уровень сословных, а то и кастовых отношений, спускается в этих структурах все ниже и ниже в иерархии. Плюс не нужно забывать, где были центры нефтегазовой промышленности и образования в СССР (Ивано-Франковск, Баку, Поволжье и др.), да и богоизбранный народ мимо проходил.

Таким образом, построение сословного общества ведет к переносу родоплеменных принципов элиты из контура власти в контур управления, дико упрощая последнее.

В рамках инерционного сценария в России большую роль играет тенденция по построению протосословного общества, результатом чего станет значительное ослабление качества управления и стратегических перспектив страны. Собственно, ключевой внутренний риск стратегии «Третий Рим» и заключается формировании протосословного деления, даже без появления наследственной монархии.

Иммунная реакция на возрождение сословий

Действие рождает противодействие, посмотрим, какова будет реакция общества на усиление попыток возрождения сословного деления, пусть даже на неофициальном уровне.

Литературы по вопросу борьбы с неравенством дюже много, особенно с позиций классовой теории. В очередной раз скажу про классический марксизм, он подобен психоанализу Фрейда, также сводит все проблемы к одному элементу. Происходит упрощение картины и попытки все объяснить поведением/влиянием единственной группы причин. Вот только мир избыточен, и реальность такова, что в обществе и у отдельной личности есть множество противоречий различной природы – биологических, этнических, культурных, религиозных, языковых и т.д. В этом перечне, классовые противоречия лишь одни из списка и не более. Во второй половине 19 и начале 20 веков классовые противоречия были наиболее значимыми, пусть их вес был 80% от всех, что позволяло пренебрегать остальными. Мир изменился, и веса «значимости» противоречий для людей и общества поменялись кардинально, теперь классовые противоречия весят в разы меньше, условно 20%.

Кстати, это даже можно измерить, посмотрите, что люди называют в первой тройке ключевых проблем общества, только четко разделив, какую именно справедливость они ищут. Справедливость раннего христианства совершенно не была классовой, может именно ее сейчас и ждут? А может этническую справедливость? Правильно составлять вопросы – важнейший навык социолога.

Я понимаю, что многим это не понравится, но нам нужна новая теория, дающая образ будущего для всего человечества. Эта теория должна исходить из оценки значимости существующих противоречий, а лишь потом переходить к разработке методов борьбы и достижения цели. Время доминирования в общественном дискурсе преодоления классового неравенства прошло, необходима новая общая теория, применение которой возможно для решения/управления разными типами противоречий, формирования образа будущего.

И да, это будет основой нового глобального проекта, образа будущего для всего человечества, подходов к сосуществованию в этом мире разных культур, но это уже совсем другая история.

Таким образом, в ушедшем от родоплеменных отношений обществе (развитые и постсоветские страны), где происходит возрождение сословного принципа, происходит усиление значимости классовых противоречий и рост влияния марксизма, и наоборот – нет сословных и протосословных (появляются в современной России) противоречий, нет востребованности в марксизме у широких масс. Усиление интереса к левой идеологии является ответной, временной реакцией, проявлением иммунной системы общества, на усиление сословной болезни. Возрождение указанного деления приведет к замедлению развития/социальному регрессу и ответной реакции, возвращающей нас в конец 19-го века.

Мечтающие вернуть «хруст французской булки», не понимают последствий или надеются, что они сами и их дети успеют убежать до того, как вновь будет «Мы видим город Петроград в семнадцатом году: бежит матрос, бежит солдат, стреляют на ходу» (с) С. Михалков. Ну есть еще вариант – надежда на помощь внешних/глобальных сил, в приведении «быдла» к покорности… Такие тоже есть.

Резюме

Самый быстрый способ возрождения сословий – вернуть наследственную монархию. Пройдет немного лет, и наиболее заслуженные, верные и успешные сторонники монарха захотят себе такую же привилегию как у него – возможность передать статус по наследству. А дальше смотрим историю – бояре, боярские дети, дворяне, крепостные, отказ от обязанностей с сохранением привилегий и т.д. Процессы в наше время идут значительно быстрее, оглянуться не успеем, как новоявленные графы и бороны пишут под себя особый уголовный кодекс.

Отсутствие наследственной монархии не станет панацеей, да процессы пойдут медленнее, но в рамках реализации инерционного сценария развития России – «Третий Рим», мы столкнемся с формированием протосословного общества, отдельные элементы которого уже отчетливо видны.

Родоплеменные отношения допустимы лишь на верхнем этаже власти – элитном уровне. Любой перенос этих отношений ниже ведет к общему снижению эффективности и продуктивности, так как принимаемые управленческие решения перестают быть оптимальными. Оценка и выбор кандидатов проводится не среди всех, а только среди единиц, рожденных в правильных семьях. Сословное общество ведет к накоплению таких «ошибок», преумножая риски и уничтожая будущее.

Попытки возрождения деления (передача статуса и прав по наследству) приведет лишь к росту значимости классового неравенства у людей и росту влияния марксизма в обществе. Как бы многим этого не хотелось, но это попытка пройти прошлый этап еще раз, решить старую задачу новым способом. С точки зрения методологии и научного познания, в этом может и есть свой смысл, но правильнее двигаться вперед, находить ответ на новые, актуальные вызовы.

Марксизм и его производные был важнейшим лекарством человечества, как пенициллин и все последующие антибиотики, но эволюция и развитие бактерий тоже не стоит на месте. А кроме бактерий есть еще и вирусы… Проблема в том, что данный класс лекарств устаревает и уходит в прошлое, он уже не панацея, а всего лишь один из списка. Нужны новые подходы к лечению человечества.

Мы еще не знаем, что это будет за теория, но человечество остро в ней нуждается.


Оцените статью

Голосования



Как вы считаете, связаны ли политические события, происходящие в нашей стране, с мировой элитной "закулисой", или наша политическая система относительно автономна?


Спасибо за обращение

Укажите причину