Миграционно-интеграционная политика России  87

Человек и общество

20.07.2020 14:00

Андрей Школьников

9414  9.1 (26)  

Миграционно-интеграционная политика России

фото: i.pinimg.com

Использование в отношении приезжающих выражения «миграционная политика» изначально неверно и содержит в себе избыточную широту. Миграция и интеграция должны быть едины, первое без второго в условиях нового миропорядка просто недопустимо. Именно так нужно рассматривать этот аспект будущего России

Принимаемые в области миграции решения очень часто имеют весьма продолжительные эффекты и последствия, отравляя жизнь этнической системы на много поколений вперед, а то и становясь причиной ее гибели. Практически в каждом народе есть мифологизированные примеры неудачной в долгосрочной перспективе попытки присоединения/ассимиляции как отдельных субъэтносов, так и отдельных людей. Последние 30 лет мало кто из патриотически настроенных экспертов не высказался, к примеру, о последствиях присоединения по итогам ВОВ Галиции, чье население буквально отравило культурный канон малоросского народа своей русофобией.

Вопрос миграции нужно рассматривать в контексте ближайших 20 лет, когда мир в целом и Россия в частности столкнутся с чередой серьезных испытаний:

  • 4-5 лет погружения в Величайшую депрессию, с падением реальной экономики в развитых странах до 50%;
  • около 10 лет стабилизации, инерционного восстановления, построения новых технологических зон на базе панрегионов и экономик 4-го и 5-го технологических укладов;
  • активный переход и запуск экономики 6-го уклада, со всеми вызовами трансиндустриальной революции (роботизация, при которой в пределе до 90% населения нужны в качестве потребителей, но не нужны в качестве производителей).

Привычный абсолютному большинству образ жизни безвозвратно уходит в прошлое. Обвал качества и уровня жизни, социальные, психологические, культурные и иные формы кризиса – все это ожидает человечество в ближайшие десятилетия. Добавим необычайно высокую информационную связанность мира и необычайно высокую скорость изменений. Люди будут искать ответы на извечные вопросы о смысле жизни, о том, ради чего и кого жить, ради чего растить детей и внуков?

Неоварвары и кочевники 21-го века

Основной рост численности народа и нации исторически обеспечивался биологически – рождением детей и, реже, стезей ассимиляции представителей других народов. В наши дни ситуация меняется, именно интеграция и ассимиляция инородцев становится основой роста численности, но данный процесс требует системности и понимания.

Мигранты первого поколения обычно бывают искренне благодарны приютившей их стране, а вот их дети, а тем более внуки, не жившие на исторической родине, часто испытывают совершенно другие чувства. С рождения они видят более высокий уровень жизни у своих сверстников, чье благополучие накоплено поколениями предков. Вместо того чтобы воспринимать это как вызов и стараться путем упорного труда хотя бы приблизиться к уровню жизни коренного населения, потомки приезжих, не имеющие возможности получить все здесь и сейчас, оказываются неготовыми к постепенному улучшению жизни, они не видят смысла учиться, работать и преодолевать трудности.

В итоге налицо целые поколения и добровольные гетто дивных неоварваров, беззастенчиво ненавидящих свою страну, ее коренное население и культурный канон и уверенных, что им все вокруг должны. Первые потоки мигрантов в Европу в своем большинстве хотели интегрироваться, прилагали для этого значительные силы. Но поколения сменялись, и в европейских странах появлялись компактные диаспоры. Вновь приезжающие оказывались в привычной среде, люди вокруг говорили на знакомом языке, что создавало впечатление, что совершенно не нужно менять веру, обычаи, что можно преуспеть оставаясь ровно таким, каким приехал. В крупных городах развитых стан образовалось множество районов, где коренное население практически не бывает, а представители диаспор стараются жить ровно так, как привыкли, получая при этом социальные пособия от приютившего их государства.

Структура культуры этнической системы

Структура культуры этнической системы

Не желая жить в своем кишлаке, мигранты в поисках лучшей доли уезжают на чужбину, но всю культуру и привычки кишлака они приносят с собой, постепенно превращая новое место жительства в такой же кишлак. Кочевой процесс продолжается, остается лишь найти новое пастбище.

В России часто звучат слова – нам нужна рабочая сила, нам нужны мигранты, давайте примем их, научим языку, расскажем о культуре, и они будут у нас работать. Ага, сейчас. В Германии так же думали, в итоге несколько миллионов приехавших турок привезли вслед за собой гораздо больше родственников, которые и не думали работать, а просто сели на шею социальной системе. Посчитайте, каков вклад в экономику среднего мигранта и среднего коренного жителя, каков процент работающих в каждой группе, а потом ответьте, зачем все это затевалось.

В свете ожидаемого перехода в 6-ой технологический уклад в горизонте 2035-2040 годов возникает вопрос, какие такие трудовые ресурсы нам будут нужны в будущем, когда работы  не будет и для коренного населения. Для решения локальной задачи (10-15 лет) в условиях дефицита низкоквалифицированной рабочей силы нам предлагается еще больше увеличить численность не желающих интегрироваться диаспор. Зачем совершать действие, польза от которого рассчитана лишь на ближайшие 10-15 лет, а негативные последствия будут ощущаться на протяжении многих поколений?

Таким образом, остается вопрос, как же нам увеличить численность нашего народа, если демография оставляет желать лучшего. В условиях уменьшившегося мира и усилившегося информационного обмена правильный ответ – привлекать и ассимилировать, при этом – так, чтобы не только дети мигрантов, но и сами приехавшие отказывались от своих корней. Ошибки европейского мультикультурализма более повторяться не должны.

Прекратите путать права человека и права гражданина, это совершенно разные категории. Если временное и крайне ограниченное по времени (10-15 лет) привлечение рабочей силы, без права на получение гражданства, еще имеет некоторое право на жизнь, то массовая паспортизация не принимающих культурный канон/культуру масс никакого смысла не имеет.

Кто может стать мигрантом

Необходимо четко уяснить, что процесс интеграции мигрантов в общество только начинается с изучения языка, а не исчерпывается им. Для успешной жизни в новой среде приезжему необходимо изучение и принятие всего культурного канона и смыслов. Это должен быть расписанный по стадиям процесс, мягко ограничивающий практически всю оставшуюся жизнь не только самого приезжающего, но частично и его детей.

Отказ от принятия правил новой родины должен автоматически вести к утрате гражданства. Скажете: жестоко, но таковы будут реалии нового мира.

Интеграция мигрантов

Интеграция мигрантов

Миграционно-интеграционная политика должна быть избирательной, необходимо выделять несколько групп новых, потенциальных граждан, политику в отношении которых следует дифференцировать.

Особого внимания заслуживают уникальные, талантливые люди, масштаб личности которых значителен и польза от которых велика для России. В год, возможно, наберутся десятки таких людей, если повезет – сотни. Никаких особых требований к ним предъявлять не надо, но жить они должны в среде коренного населения, чтобы дети учились в местных школах и с раннего детства впитывали русский культурный канон. В настоящее время в этой группе представлены натурализованные спортсмены (спорный смысл), в перспективе – это должны быть выдающиеся умы.

Вторая группа – население присоединяемых территорий (например, в случае воссоединения большей части Казахстана, после повторения сирийского сюжета в Средней Азии) или представители народов, большая часть которых проживает в России и своей государственности не имеет. Тут можно вспомнить о кавказских народах, живущих в Турции. Эти люди должны будут принять русский культурный канон – не культуру, религию/смыслы и т.д., а именно и только канон.

Третий вариант – все остальные приезжающие, не попадающие под две указанные выше категории. Требование особенно жесткое – принятие традиционного канона, т.е. помимо культурного канона, еще и смыслов. Люди из этой категории должны быть исключительно культурными мигрантами, т.е. искренне желать и стараться, чтобы их дети по культуре полностью стали русскими и забыли корни.


Таким образом, очевидно, что через 10-15 лет польза от трудовых мигрантов, в условиях перехода в 6-ой технологический уклад станет нулевой, а проблем с неприятием местного культурного канона и культуры они принесут много. Вывод прост – никакого гражданства трудовым мигрантам, даже воссоединение семей допускать лишь через много лет и по доказательству совместной жизни, как это и происходит в отдельных странах на Западе. Любые слова про моральные обязательства, наследие колониализма и прочую ересь – игнорировать.

Нам совершенно не нужно, чтобы из-за взаимопроникновения неоварвары и кочевники изменяли русский культурный канон, добавляя в него черты кишлака и чуждой архаики, для нуждающихся в этом всегда открыта стезя в одну сторону – в Дикое поле.

Интеграция мигрантов

Начинать интеграцию культурных мигрантов нужно еще на родине, со школьной скамьи, а лучше – детского сада. Интеграция неподготовленных взрослых людей представляет процесс, напоминающий по сложности подготовку разведчиков-нелегалов. Поэтому – чем раньше начинается подготовка, тем лучше.

Если ребенок растет в окружении людей, разделяющих русский канон, то многие вещи будут приняты автоматически. Если же мы говорим о потенциальных мигрантах, то большая часть окружающей их среды несет в себе иную культуру. Фундамент мировоззрения закладывается в детстве и подростковом возрасте, ну а в молодости происходит осознанный выбор, т.е. потенциальный мигрант должен быть человеком двух культур и до 20-23 лет самостоятельно и осознанно сделать окончательный выбор. С точки зрения осознанности и ответственности, выбор лучше делать в возрасте 30+. С позиции адаптивности – до 16-18 лет. Вот и получает, что верхний возрастной потолок принятия решения о смене идентификации 22-23 года, а желательно это делать сразу после школы.

В странах, из которых ожидается высокий поток культурных мигрантов (Средняя Азия, страны панрегиона и др.), необходимо создавать широкую сеть русских школ с обучением, полностью соответствующем российским стандартам и на русском языке.

Когда мы говорим о школе, то в первую очередь представляем себе общеобразовательное учебное заведение, однако в данном случае речь пойдет о его симбиозе с музыкальной, художественной школой, Дворцом пионеров и церковно-приходской школой. В чем-то это похоже на японский подход, на католические школы на Западе, но с много большим объемом дополнительных занятий, кружков и неформального общения. В рамках такой школы дети проводят весь день, с утра и до глубокого вечера. Учеба там станет очень престижной, особенно на фоне архаичного и разрушенного местного образования. Именно время после обязательных уроков, а не непосредственное обучение на занятиях, будет ключевым в формировании культурного канона.

Отбор в учебные заведения будет очень не прост, но родители, учителя и подросшие дети будут понимать – это единственный шанс вырваться из Дикого поля, пусть даже ценой отказа от родной идентичности.

Скажете – это дорого, содержать сеть таких школ за рубежом? Отнюдь, стоимость интеграции приезжих внутри России будет в разы, а то и на порядок дороже. Плюс вся остальная гуманитарная повестка местных территорий будет ориентироваться на русское влияние, далеко не все поедут в Россию, многие останутся и станут цветом местной нации и культуры. Фактически речь идет о мягкой и неторопливой культурной экспансии, с одновременным привлечением наиболее талантливых, пассионарных и подготовленных к интеграции в русскую культуру молодых людей. Речь идет о работе на поколения вперед.

Около российских военных баз направлять в такие школы можно и русских учителей, но в большинстве учителя будут местными, обученными в педагогических институтах в России и уехавшими обратно домой. Плюс дистанционное обучение, только не в таком убогом виде, каким оно представлено сейчас.

Отдельной строкой проходят летние лагеря и культурные поездки. В этом нет ничего нового, англосаксы используют это многие десятилетия. Дополнительно, в возрасте 14-15 лет можно отправлять лучших детей на полгода на обучение в Россию, в обычную школу (программы общие), с проживанием в семьях или специальных общежитиях. Данный шаг поможет взрослению и выработке готовности к иммиграции.

Выросшие в двойной культурной среде дети в возрасте до 22-23 лет смогут принять решение о культурной миграции в Россию, если будут иметь готовность к полному отказу от корней, от возможности ездить домой, если допустят для себя смену веры или, в крайнем случае, окажутся атеистами и т.д. Место проживания будет определяться потребностями государства, а не желанием, т.е. для большинства это будет Дальний Восток. Необходим паритет приезжающих мужчин и женщин, чтобы в идеале в будущих семейных парах оба были мигрантами, представляли разные народы и единственным языком общения  у них был бы русский. Метисация тюркских и других народов по крови, ставших русскими по культуре и живущих на Дальнем Востоке, будет представлять собой интересный и, возможно, многообещающий вариант этногенеза.

Нужно ли отправлять приезжих служить в армию? Только через пару лет после иммиграции, когда станет понятна серьезность намерений остаться. Нам совершенно не нужно обучать воевать людей, которые передумают менять культурный канон и обратят против нас полученные навыки и оружие. Такие, разумеется, найдутся всегда, но их количество надо будет минимизировать.

Большая часть оставшейся жизни культурных мигрантов подлежит мягким ограничениям, чтобы не допустить их возврата к родной культуре и/или воспитанию в ней детей.

Таким образом, работа с потенциальными мигрантами должна начинаться с самого детства, путем создания в местах их проживания сети русских школ, не только охватывающих общеобразовательные дисциплины, но и полностью занимающих досуг и свободное время детей и погружающих их в состояние двух культур. Школы будут работать по российским программам, совмещать в себе функции Дворцов пионеров, спортивных, музыкальных школ и т.д., данные учебные образования будут давать лучшее на тех территориях образование. Часть выпускников поедет в Россию культурными мигрантами, большинство останется – чтобы со временем стать элитой своих территорий, людьми, которым одинаково близка и родная, и русская культура.

Чтобы все это осуществилось, в ближайшие годы России необходимо начать обучение будущих учителей для таких школ, а также развивать систему дистанционного образования, должно же и ей быть применение.

Резюме

В ближайшие 15 лет, до запуска интеграционно-миграционной системы и начала разворачивания 6-го технологического уклада, который очень существенно перекроит человечество, Россия должна ввести очень жёсткое ограничение на выдачу гражданства. Получить оное смогут только люди уже разделяющие русский традиционный канон (ценности, нормы, правила, смыслы).

В рамках 6-го технологического уклада, где до 90% населения окажется не нужным в качестве производителей и востребованным лишь в роли потребителей, регулярно будут возникать мальтузианские, социал-дарвинистские идеи. Суть их элементарна – почему бы не сократить цивилизованное человечество в 10 раз, отбросив остальных в архаику, а то и попросту уничтожив? А что же будет потом? Да все просто: большая часть детей «новой аристократии» окажется не способной к творческой работе, а нагрузка на способных увеличится в разы. Результат закономерен – технологический откат и вырождение цивилизации за несколько поколений.

Если послушать проф. Сергея Савельева, то и в современной науке, которая, казалось бы, должна быть оплотом и заповедником талантливых и гениальных людей, до 90% занимаются имитацией творческой деятельности. Вот и получается: необходимо сохранять все человечество, но, если есть шанс отбирать лучших – им надо пользоваться.

Интеграционно-миграционная политика России должна быть игрой вдолгую, на поколения. Начаться она должна в ближайшие 3-5 лет (до 2023-2025 гг.) путем создания кампусов на базе провинциальных педагогических институтов, исключительно для обучение будущих учителей для русских школ в Средней Азии и других странах будущего панрегиона. Необходимо будет соблюдать баланс учащихся мужчин и женщин, ограничивать пересечение с местным населением. Эти студенты должны вернуться к себе домой, а не остаться у нас.

Через 10 лет (2030 г.) надо начать формировать сеть русских школ за рубежом с российским финансированием. Это дешевле, чем учить их у нас, плюс пропаганда и проникновение нашей культуры. По мере подготовки местных учителей – расширять на местах количество и охват школьным образованием.

Еще через 5-7 лет (после 2035-2040 годов) можно запускать программы интеграции и культурной миграции для выпускников школ.

И, да, около 2060 года начнется очень интересная активная большая мировая игра за Африку, где рассматриваемая и к тому времени отлаженная система образования будет одним из ключевых элементов культурной экспансии. Скажем сразу, не миграции, а именно экспансии. Разворачивать африканскую сеть нужно будет лет через 15-20, с прицелом на будущее.


Заметили ошибку в тексте? Сообщите об этом нам.
Выделите предложение целиком и нажмите CTRL+ENTER.


Оцените статью

Голосования



Как вы считаете, допустимы ли в художественном фильме, который описывает ту или иную эпоху (событие), исторические выдумки, не соответсвующие реальности?


Спасибо за обращение

Укажите причину