Очерк о стратегии Китая: экспансия и расширение  11

Аналитика и прогнозы

28.02.2023 23:00

Андрей Школьников

14914  9.5 (4)  

Очерк о стратегии Китая: экспансия и расширение

Представление о неспособности Китая к открытой, вооружённой экспансии со ссылкой на исторические прецеденты распространено очень широко и служит многим для самоуспокоения. Но вот теперь ситуация в мире повернулась таким образом, что необходимым для выживания стал переход к активной экспансии, и это касается всех, в том числе и Китая. И основным ее направлением станет не Сибирь, как многие боятся, а страны Юго-Восточной Азии с вектором выхода на Австралию

В основе миропонимания очень многих элитариев, политиков и аналитиков лежит гуманитарное образование, часто с упором на историю. Это, естественно, постоянно подталкивает их к поиску исторических параллелей и возобновлению использования одних и тех же инструментов и решений, которые когда-то раньше доказали свою успешность и позже были отточены и доведены до совершенства. Хорошим примером здесь могут быть технологии «цветных революций», применявшиеся практически повсеместно до тех пор, пока к ним не нашли противоядия.

Сильные, непредсказуемые, решительные ходы, свойственные поведению истинных субъектов, в современной геополитике встречаются редко. Для понимания же логики и прогнозирования возможных действий всегда полезен анализ былого удачного опыта /отработанного  набора приемов противоположной стороны, регулярно ею применяемого. Многие из них становятся частью политической культуры и в критические моменты проявляются в качестве самого простого, надежного и очевидного решения.

Для примера, китайцы стараются не ввязываться в открытое столкновение, если не имеют хотя бы двукратного преимущества, а если все же начинают борьбу, то в азарте не могут вовремя остановиться. Хотя, как правило, нет гарантии, что в данной конкретной ситуации не случится смены предполагавшейся тактики противника, в целом шанс «удачи» воспринимается как высокий. Нежелание и/или неспособность китайцев к военной агрессии декларируется постоянно, став практически очевидным, не требующим доказательств утверждением.

В настоящее время Китай оказывается перед дилеммой – согласиться на крах, социально-экономическую катастрофу и распад либо же перейти к агрессивной политике, прибегающей как к территориальной экспансии, так и к решению внутренних напряжений за счет грабежа соседей и мобилизации общества для борьбы с врагом.

И, да, именно то, что Китай продемонстрировал миру недостаток духа и готовности идти на военное обострение, стало основным результатом прилёта Нэнси Пелоси на Тайвань в августе 2022 года.

Повторение судьбы Европы

Главным геополитическим бенефициаром от происходящего на Украине в 2022 году был Китай, вольготно расположившийся в позиции «третьего радующегося». Надо признать, конечно, что Поднебесная все это время оказывала ограниченную помощь России и демонстративно играла на ослабление США / коллективного Запада. В то же время, с точки зрения средне- и долгосрочной стратегии, негоже забывать о том, что основные противники Запада все-таки располагаются не в Москве, а в Пекине.

Острое противостояние / удар по России для США был бы оправдан и закономерен, если бы удался блицкриг, выбивающий или серьезно ослабляющий Россию и мешающий ей вмешиваться и оказывать влияние на генеральное противостояние Запада и Китая. Время в противостоянии с Россией идёт, однако нужный результат не только не достигнут, но в реальности и несколько «отодвинут»: ведь практически весь третий мир перешёл в нейтральную позицию, не желая активно поддерживать США. Консервация текущего расклада сил в среднесрочной перспективе играет на руку Китаю, Индии и другим крупным региональным державам и ослабляет США / Запад.

Самым верным и правильным для Китая в 2023-2025 годы будет подготовка к будущему противостоянию, т.е. уход от активных действий. Для США, наоборот, необходимо возвращаться к противоборству с Китаем и снижать градус конфликта с Россией. Ситуация, когда основной удар приходится на второстепенное направление и не приносит результата, грозит проигрышем на главном фронте. Китай необходимо вывести из пассивного положения «третьего радующегося» даже при открытии второго фронта.

С точки зрения внутренней политики и предвыборных раскладов в США, переключение фокуса внимания на Китай может иметь немалый смысл. Военное противостояние с Россией, собственно, как и экономическое, не приносит дивидендов и красивых побед, основным пострадавшим и ограбляемым уже стал ЕС. Проблемы, связанные с мировым энергетическим кризисом и рецессией, нельзя решить на полях Украины, но они могут стать дополнительным, приятным бонусом в случае успешного противостояния с Китаем.

С одной стороны, экономическая война с Пекином усилит деградационные процессы в мировой экономике, с другой, снизит спрос на энергоресурсы, сырьё и продукцию. Демократам в США нужны трудные задачи, в идеале – остановка / сокращение экономики Китая по времени на несколько месяцев, что позволит в краткосрочной перспективе показать иллюзию удержания ситуации.

При таких раскладах Вашингтон устраивает любой результат конфликта с Пекином, будь то самоустранение, обвал поддержки последним Москвы и/или начало жёсткого экономического противостояния. Ответный удар Китая не достанет до США, но придётся по соседям, равно как главным пострадавшим в конфликте Запада и России стала Европа.

В условиях усиливающихся деградационных процессов в глобальном мире взаимное ослабление конкурентов – Китая и его соседей (Тайвань, Япония, Южная Корея, Индия и др.) соответствует стратегическим целям США, так как удержать полный контроль над регионом в ближайшие 5-7 лет у них не хватит ресурсов.

И, да, ключевой вопрос – станет ли экономическое противостояние основным направлением или ему будет дан ход через военный конфликт. Пока более вероятен первый вариант...

Таким образом, в интересах США на ближайшее время – вывести Китай из позиции «третьего радующегося», провоцировать вокруг него конфликты, разрушать планы по росту экономической экспансии. И если основным пострадавшим в конфликте России и Запада оказалась Европа, то та же логика, противостояние Китая и «окрестностей» и в первую очередь стран анти-Китая, будет способствовать ослаблению всех фигурантов, играя тем самым на руку долгосрочным планам США.

Стратегия Китая до 2040 года

В период 2023-2030 гг. ключевыми факторами для будущего Юго-Восточной Азии станут: ослабление, постепенный уход и утрата влияния США в регионе (ориентировочно 2026-2030 годы) и способность Китая преодолеть последствия распада / краха глобального мира без срыва в социально-экономическую катастрофу, гражданскую войну и распад (2025-2027 гг.). Принимая во внимание отработанные Пекином в 2020-2022 годах, под прикрытием борьбы с covid-19, механизмы жесткого управления обществом, шансы на удержание ситуации у Пекина в общем неплохие. Ранее для Китая я выделял три базовые стратегии:

  • попытка удержать существующий глобальный мир, став его лидером вместо США («Мантикора», не удалась);
  • формирование своего собственного панрегиона с сохранением значимой части существующих отношений и проблем («США минус 70 лет»);
  • создание полноценного панрегиона, решение большей части проблем через военные действия и мобилизацию («Великая жертва»).

В таблице 1 показаны основные этапы стратегии Китая в период 2023-2040 годов, ключевые факторы, необходимые для решения внешних и внутренних задач, а также приоритетные направления внешней экспансии. При прохождении первых этапов ключевым является решение внутренних проблем (выделены серым цветом). Далее следует приоритет внешнего направления – взятие под контроль и/или разрушение стран анти-Китая, как для получения их активов, наработок и перспектив, так и для уничтожения конкурентов. Подобное США в 90-е годы сотворили с Советским блоком.

Таблица 1. Стратегия Китая до 2040 гг.

Стратегия Китая до 2040 гг.

Если бы Китай был способен сформировать устойчивые, доверительные и партнерские отношения, достигнув долгосрочных и взаимовыгодных договоренностей со странами анти-Китая (Японией, Кореей, Вьетнамом), никаких проблем бы не было вообще. В этом случае XXI век стал бы веком доминирования Китая. Похоже, однако, что ничего подобного не выйдет. Со стороны может, конечно, показаться, что подобный союз выгоден всем, но ситуация тут точно та же, что и с биполярным миром «США-Китай»: слишком велик зазор между интересами и позициями сторон, компромисс невозможен.

В таблице 2 представлены цели политики Китая в отношении отдельных стран и территорий, расположенных в потенциальной зоне его влияния и экспансии. В условиях глобальных потрясений и внутренних проблем сил и ресурсов для одновременной реализации нескольких планов и экспансии по всем направлениям просто нет, поэтому Пекину будет необходимо четко выделять приоритеты.

Таблица 2. Цели Китая в отношении отдельных стран и регионов


Цели Китая в отношении отдельных стран и регионов

В первом приоритете, помимо Тайваня, представляющего интерес и в культурном, и в технологическом планах, находятся Сингапур и Малайзия с их очень крупной китайской частью населения. Взятие этих двух стран обеспечивает контроль над стратегически сверхважным Малаккским проливом и «зажимает» с двух сторон страны Индокитая. Кроме того, Китаю необходимо будет еще решать вопрос энергоносителей (Иран и Персидский залив), а также ограничения Индии (через Пакистан).

Данные шаги позволят Китаю удержаться от распада, поскольку они послужат компенсацией за наиболее болезненные текущие проблемы. Для дальнейшего развития понадобится опять-таки продолжение экспансии, где ключевым вопросом станет уже Корея.

Долгосрочное развитие потребует полного контроля над макрорегионом, т.е. изоляции / контроля над Японией и вытеснения англосаксов из Австралии с последующим созданием на ее территории китайской переселенческой колонии. Фактически, речь будет идти о формировании нового, второго центра Китайского мира, более развитого и продвинутого с точки зрения экологических условий.

Если бы у Китая было впереди 10 лет спокойного развития, когда ключевыми делаются чисто экономические инструменты, практически все окрестные страны оказались бы в его зоне влияния – даже при сильном экономическом противодействии других игроков, включая США. Реальное же положение дел в мире становится всё более острым и тревожным, типы противостояний смешиваются, превращаются в «гибридные», никто не хочет ограничивать себя искусственно в формах и способах борьбы, а важнейшим инструментом становится насилие.

Направления экспансии Китая

Рис. 1. Направления экспансии Китая

И, да, проблема объединения Китая с анти-Китаем лежит не в исторических обидах, а в чёткой констатации: для решения собственных проблем и устранения дисбалансов Пекин должен пустить под нож своих потенциальных партнёров и союзников …

Таким образом, интерес и направление экспансии Китая понять несложно, это – невозможность прийти к согласию со странами анти-Китая. До тех пор, пока влияние США в регионе сохраняется, Пекин будет копить силы и готовиться, стоит лишь давлению из-за океана ослабнуть, начнется экспансия Китая, так как без неё решить свои внутренние проблемы он не сможет.

Начиная с 2026-2027 годов, Китай вступит в период перманентных военных конфликтов и противостояний с ближайшим окружением. При этом он будет не только решать внешние вопросы, но и снимать внутреннюю напряженность и конфликты. Излишне миролюбивая политика станет возможной лишь ценой будущего, а времени для чисто экономических методов захвата соседей хватать категорически не будет, особенно это касается стран анти-Китая.

Экспансия в Сибирь

Одним из самых устойчивых и культивируемых геополитических страхов в России является представление о необратимости захвата и заселения китайцами Сибири. Противостояние и прямое вооруженное столкновение России и Китая было бы, разумеется, идеальным раскладом для США / коллективного Запада, укладываясь в логику – «разделяй и властвуй», когда конкурентов / противников стравливают и вынуждают биться друг с другом. С точки зрения долгосрочных стратегических планов в перспективе 20 лет и далее, интересы, планы и стратегии Москвы и Пекина по большинству вопросов перейдут от текущего ситуационного союза и/или доброжелательного нейтралитета к ситуационному противостоянию и негативному нейтралитету, но это будет нескоро.

Если бы Россия не была ядерной страной, способной спокойно уничтожить Китай, попытки экономического захвата / колонизации Сибири стали бы одним из ключевых направлений китайской внешней политики. В таких условиях абсолютно любое государство / сила попыталось бы прибрать к рукам богатства Сибири и Дальнего Востока, тут не должно быть никаких иллюзий.

В среднесрочной перспективе (2023-2040 гг.), с учетом накопленных проблем и ограничений по времени, приоритетным направлением экспансии и развития для Китая не может быть потенциальная, сложная в освоении ресурсная база, за которую ещё надо повоевать с ядерной державой.

Пекину нужен свой панрегион, позволяющий компенсировать дикие перекосы незавершенного догоняющего развития (стратегия «США минус 70 лет»): резкое и необоснованное повышение уровня жизни китайцев, собственный эмиссионный центр, позволяющий покрывать торговый дефицит печатанием денег, неэквивалентный обмен с присвоением чужих высокотехнологичных производств, вынесение промышленности нижних укладов и т.д.

И, да, ни о каком самоуспокоении для РФ речь не идет, перенос центра развития на Дальний Восток и Сибирь – важнейшее стратегическое направление России. Чтобы в долгосрочном горизонте не потерять эти территории, надо работать, а не мандражировать…

Таким образом, полагаю, что в краткосрочной и среднесрочной перспективе Китай может получить все необходимые для существования и развития ресурсы в качестве сопутствующего результата экспансии в направлении Юго-Восточной Азии и Австралии, захвата технологически развитых соседей и торговли со странами Персидского залив. Даже богатая ресурсами Средняя Азия и Африка, скорее всего, останутся вне основного вектора развития Китая. Сил и возможностей роста во всех направлениях, к тому же под нарастающим давлением Запада, просто нет, акцент в горизонте ближайших 10-15 лет будет делаться на перспективные и безотказные варианты.

Резюме

Последние десятилетия в общественном сознании культивировался образ Китая, не способного к экспансии и агрессивной внешней политике, зацикленности Пекина на исключительно экономических инструментах. Исторический опыт, конечно, хороший аргумент, но надо отдавать себе отчет, что в нынешнем мире взаимное проникновение культур и господство западной геополитической мысли однозначно будут толкать Китай на изменение принципов внешней политики и переходу к откровенной экспансии и взятию под контроль соседей.

В условиях дефицита времени и необходимости срочно решать очень серьёзные накопленные проблемы основная экспансия будет направлена не на малоосвоенные, требующие времени, ресурсов и сил территории, борьба за которые чревата войной с ядерной державой (Сибирь), а на взятие под контроль стран Юго-Восточной Азии и Австралии, способных в совокупности обеспечить решение значимой части китайских проблем.

Если Китай не захочет исчезнуть под обломками распадающегося глобального мира, то в 2026-2027 гг. он будет вынужден начать открытую экспансию и захватить Тайвань, Малайзию и Сингапур. В качестве следующих целей будут фигурировать государства Индокитая (Мьянма, Таиланд, Камбоджа и Лаос), а также Иран и другие страны Персидского залива. Только после этого внимание переключится на страны анти-Китая (Япония, Корея, Вьетнам) и Австралию, которая может рассматриваться в качестве перспективной будущей переселенческой колонии Поднебесной.

До 2030 года Китаю необходимо найти ответы на внутренние вызовы, а далее на первое место переместятся внешние победы. Излишне говорить, что практически для любой соседней страны попадание под власть Пекина будет означать утрату слишком многого, вплоть до превращения своих граждан в «китайцев» в ближайшие несколько поколений. Наибольшие проблемы будут с этим у стран анти-Китая, ранее являвшихся частью Китайского мира, их ждёт демилитаризация, культурное переформатирование (в понимании Пекина, все они – «дикие китайцы»), технологическое ограбление и разрушение экономики, подобное произошедшему в России после распада в 90-х годах СССР.

И, да, было бы красиво, если бы демократическая Баба-Яга спрыгнула на землю Тайваня с криком «За ВДВ!», а встречающие налили ей молока, ведь в Индии в те дни был праздник Наг Панчам, когда кобр принято поить молоком…


Заметили ошибку в тексте? Сообщите об этом нам.
Выделите предложение целиком и нажмите CTRL+ENTER.


Оцените статью

––>

Спасибо за обращение

Укажите причину