География вооруженных конфликтов в Восточном полушарии до 2035 года  19

Аналитика и прогнозы

16.05.2022 13:00

Андрей Школьников

18573  9.1 (10)  

География вооруженных конфликтов в Восточном полушарии до 2035 года

Из-за конфронтации на Украине ранее вполне маргинальная тема вооруженных мировых конфликтов, допускающих мысль о применении ядерного оружия, плотно вошла в информационное пространство не только России, но и западных стран. За последние полгода на тг-канале «Геостратег» я написал несколько заметок по данной теме, здесь они для полноты картины собраны воедино

В одном из последних роликов С.Б. Переслегина подробно рассказывается об открытии окна возможностей и, более того, наличии в сегодняшнем мире потребности и запроса на применение ядерного оружия для восстановления иммунитета и принятия человечеством новых самоограничений. Логика здесь прозрачна, прошлые уроки Хиросимы и Нагасаки померкли и выцвели, на фоне деструктивных процессов и распада глобального мира происходит резкий рост готовности к насильственному разрешению конфликтов, в том числе с применением тактического ядерного оружия. Все эти факторы и варианты подробно описывались в последние годы во многих стратегиях и сценариях, посмотрим теперь на картину в целом.

Манера подачи материала С.Б. Переслегиным, т.е. последовательное и совместное описание реализуемых, вероятных и чудесных сценариев – с особой симпатией натуралиста-исследователя к последним – часто приводит слушателей к панике. Описанный им вариант катаклизма с 200 млн. жертв, обусловленных неоднократным применением ядерного оружия, последующим голодом и отбрасыванием человечества на 300 лет в аналог Темных веков, есть, по моим оценкам, чудесный сценарий (с вероятностью менее 2%) – ну, никак не инерционный и не естественный. Основной вариант сейчас все-таки не столь драматичен: несколько десятков лет катастрофы, т.е. распада глобального мира, зарождения Мира панрегионов и перехода к новой попытке глобализации, иначе говоря, становление к 2060-м годам Триполярного мира.

Точечное использование тактического ядерного оружия, без перехода человечества в Мировую катастрофу и Темные века, обрело благосклонность проектировщиков и стало частью реализуемых и вероятных сценариев, но, тем не менее, не стоит заранее ползти на кладбище и недооценивать инерцию и сопротивление общественной сферы.

Разберем подробно, каких основных вооруженных конфликтов следует ожидать в мире в ближайшие годы. Оставим за скобками Россию и Ближний круг: из-за ускорения событий, непосредственного включения в нашу жизнь и повышенной ментальной и эмоциональной вовлеченности читателей в этот предмет разбираться в нем надо более детально, грубыми мазками здесь не обойтись.

Третья мировая война

Неотъемлемым элементом ближайших 15 лет станет большое количество разнообразнейших войн и конфликтов, при этом для каждого из мировых сценариев характерен свой набор противостояний – на рисунке 1 представлены наиболее вероятные расклады.

В настоящий момент основным и наиболее правдоподобным сценарием видится переход от глобализма к Миру панрегионов. Относительное спокойствие на планете в этот период будет лишь на территориях метрополий будущих панрегионов, в столичных областях крупных региональных держав, а также в дальних труднодоступных уголках и районах с высокой автономностью. Но даже в этих местах уровень личной безопасности сильно просядет, а для метрополий будет характерна целая череда волн напряжения, порождаемых разными этапами формирования панрегионов.

Виды военных конфликтов в зависимости от базовых сценариев

Рис. 1. Виды военных конфликтов в зависимости от базовых сценариев

Вооруженные конфликты традиционно использовались для быстрого решения/сброса накопившихся проблем и противоречий: победитель перегружал свою внутреннюю среду, избавлялся от устаревших отношений, институтов и властных групп, уничтожал/ослаблял проигравшую сторону, получал часть ресурсов, рынков и влияния последней. Собственно, рецепт успешных в историческом плане войн – достижение победителем как внешних, так и внутренних целей. Если в результате войны происходила консервация внутренних проблем, то победа чаще всего оказывалась недолговечной, а завоевания терялись. В книгах по истории и учебниках на объяснение внешнеполитических целей и причин войн, как правило, уходят главы, тогда как  внутриполитическим событиям в воюющих странах места и внимания отводится в разы меньше, а иногда оно и вовсе отсутствует.

Итогом Холодной войны стал распад Советского блока и СССР, но многие внутренние проблемы и противоречия Запада решены в то время так и не были. Происходящая в настоящий момент мировая катастрофа – следствие неспособности дальнейшего сдерживания нарастающих диспропорций, дисбалансов и обостряющихся проблем.

Если в ближайшие десятилетия мир все же останется единым, глобальным, как об этом мечтают сторонники «инклюзивного капитализма» и приверженцы политической экологии и прочих либеральных идей, то смысла в большой войне у развитых стран не будет. Общая связанность мира и текущие процессы будут работать на центр мира (в терминах мир-системного анализа), все очаги сопротивления в полупериферии (Китай, Россия, Индия и др.) будут постепенно ослабевать, осажденные крепости (Северная Корея, Иран) –вырождаться. Попытки России или Китая начать вооруженную войну будут придавливаться экономическими и ментальными инструментами. Собственно, в этой парадигме, игнорируя изменение трендов, и жили западные элиты в последние 30 лет.

Разговоры об угрозе ядерного конфликта с Северной Кореей, традиционно занимавшие первые места в большинстве прогнозов американских аналитических центров, относятся к геополитическому периоду глобализма, разрушающемуся на наших глазах все сильнее. При иных раскладах никакого смысла в войне на полуострове нет, корейцам уже, наконец, разрешено будет объединиться и перестать играть в правильную демократическую Южную Корею (Силы Света) и неадекватную тоталитарную Северную (Силы Тьмы), вменяя при этом всему развитому миру долг и обязанность защищать оплот Сил Света и уж ни в коем случае на него не давить.

Начавшаяся в 2022 году активная фаза противостояния России и Запада, как уже было сказано выше, требует отдельного разбора, его необходимо рассматривать в контексте распадающегося мира, тотальной войны и «срезания углов» в ходе многоходовых действий.

Поэтому следующий рассматриваемый здесь вариант – мир-система (глобальный мир) сохраняется, но при теперешних раскладах Запада (США, Европа, Япония и др.) и условного не-Запада (Китай, Россия, Индия, Иран и др.) начинается традиционная биполярная, антагонистическая борьба центра и полупериферии. Если данный вариант разделения оформится и закрепится, о чем, заметим, разговора пока нет ни с одной стороны, то риски ядерной войны на взаимное уничтожение будут, разумеется, расти, хотя и не очень критично.

В остальных вариантах речь будет идти о распаде мира на части, формировании панрегионов и/или локальных держав. В этом случае вооруженное противостояние может быть весьма значительным, но все-таки не «дорастающим» по масштабу до того, что принято понимать под мировой войной.

Таким образом, приходится заключить, что, несмотря на открывшееся из-за противостояния России и Запада множество окон возможностей,  глобальной, мировой войны и/или полномасштабного ядерного конфликта с уничтоженными и ставшимися пустынями странами в ближайшие 15 лет ждать не стоит. В то же время почти нет сомнений, что ближе к 2030-му году тактическое ядерное оружие начнут таки периодически применять, большей частью для разрушения инфраструктуры и связанности.

Восточная и Центральная Азия

Если глобальный мир распадется на части – а пока это доминирующий сценарий, – мировая война не будет иметь смысла: большая часть будущих панрегионов и региональных держав получит достаточные зоны влияния и экспансии без подобного экстрима и риска. Основной же территорией напряжения окажется Восточная и Центральная Азия, где после ухода США очень плотно сойдутся интересы и потенциальные зоны экспансии сильных местных игроков – Китая, Индии, Японии, не имеющих возможности разойтись или сформировать устойчивые объединения. Для указанных стран противостояние будет вопросом выживания и будущей субъектности.

Сильным был бы вариант объединения, но уровень амбиций, недоверия и старых обид слишком высок для достижения быстрого согласия. Помимо того, в регионе останутся/усилят присутствие внешние силы, у которых, несомненно, будут свои стратегии и интересы, это Россия, Британия, Фининтерн (праволиберальные глобалисты), США (Промышленные элиты или Ибероамерика) и др.

Потенциальные территории ядерных конфликтов в 2022-2035 гг.

Рис. 2. Потенциальные территории ядерных конфликтов в 2022-2035 гг.

Проблема противостояния в регионе усиливается тем, что между крупными игроками нет буферных территорий, практически любые неосторожные действия ведут к обострению, по мере которого от всезнающих политологов уж точно следует ждать аллюзий на 1914 год в Европе. Параллелей и вправду можно будет найти много, главное тут – не слишком увлекаться вульгаризованной историей и попытками предсказаний по аналогии.

Конфигурации противостояний будут непостоянными, союзники и враги окажутся в состоянии легко меняться местами. После 2026-2027 гг. США уйдут из региона, оттого соотношение сил в прямой военной конфронтации изменится. Китай, даже на фоне экономической и социальной катастрофы от разрушения глобальных рынков, сохранит превосходство в военном плане над Японией, Индией и их союзниками. Создать индо-японский панрегион Китай, разумеется, не позволит, перекрыв коммуникации и проливы, взять же под контроль Индию не будет и пытаться. Япония – так и вовсе предпочтет любую другую альтернативу ролевым играм в требующих окультуривания «диких китайцев». Это ведь глупые европейцы не способны понять, где заканчивается маска и начинается лицо, а вот жители Поднебесной припомнят окружению свои исторические обиды сполна. Поэтому и у стратегии России «Царица морей» –  как союза со странами анти-Китая: Японией, Кореей, Вьетнам, Филиппинами и Монголией – все же появляется некоторый шанс.

С другой стороны, разум – отнюдь не самый очевидный критерий, оттого и до 2030 года в этой части света имеется возможность «изобретать» конфликты с ограниченным применением ядерного оружия (разрушение ключевых военных кластеров и центров управления) по следующим противостояниям: Китай – Япония, Китай – Индия, Индия – Пакистан. Кроме того, не исключены ядерные удары США по оставляемым территориям – если войны начнутся в 2022-2027 гг., чтобы последние не достались врагу: речь идет о Тайване, Корее, Австралии, Сингапуре.

На фоне показанных выше противостояний больших игроков будет казаться, что конфликты в Восточной и Центральной Азии будут более прямыми, открытыми и «честными», нежели те, о которых мы знаем по многострадальной истории Европы, т.е. без прокси, гражданских войн, религиозных и этнических конфликтов. Думаю, однако, что, наоборот, противники здесь будут всячески интриговать и бить исподтишка.

И, да, пока все идет к тому, что противостояние США и Китая в ближайшие несколько лет будет в большей степени экономическим и информационно-когнитивным, со множеством пакостей, конечно, но все-таки не открыто военным.

Таким образом, есть грустная убежденность, что Восточная и Центральная Азии станут в ближайшие годы основным регионом противостояния и войн: пусть вероятность применения ядерного оружия пока невелика, но именно здесь шансы увидеть грибы после удара наиболее высоки. Регион в целом  станет наиболее напряженной территорией, провоцирующей региональные войны. Прогнозируемые в его странах социально-экономические катастрофы будут – под лозунгами борьбы за независимость и т.д. – подталкивать их к поиску внешних врагов и мобилизациям.


Европа

Рассмотрим ситуацию в Европе – за исключением противостояния на Украине, но с учетом судорожных попыток возрождения на Старом континенте армий, наплыва беженцев и нагнетания страха перед Россией.

По сравнению с Восточной Азией в других регионах мира ситуация будет не такой колоритной. Да, Европа последних 4-5 столетий была основной геополитической ареной и точкой постоянного противостояния, в ближайшие же 10-15 лет она станет второстепенной лигой, мало влияющей на расстановку сил в мире. По текущим трендам, в 2024-2025 гг. США уйдут из Европы: империя надорвалась и вынуждена отступать. Итоговое падение европейской экономики как часть социально-экономической катастрофы составит примерно 50-70% (чем дольше тянут с обвалом, тем глубже окажется яма) от уровня 2019 года. В 2024-2025 гг. значительная часть населения окажется за чертой нищеты, без средств к существованию, а вялотекущий социально-экономический кризис обернется катастрофой. На улицы выйдут неоварвары, государственная и социальная инфраструктуры развалятся. Добавим к этому дополнительные десятки миллионов «беженцев» с Ближнего Востока и Африки, для которых даже такие условия будут намного лучше, чем то, что осталось дома. Остановить такой поток на границе будет некому, банды мародеров растекутся по замершему от страха Старому континенту.

Для Европы будут характерны все коллизии сценария «Нашествие неоварваров». Применения ядерного оружия, массовых ударов по инфраструктуре и т.д. можно не опасаться, а вот гражданских войн, попыток отделиться, бунтов, конфликтов на этнической и исторической почве будет более чем достаточно. Военные и полиция будут пытаться удержать ключевую инфраструктуру и промышленные объекты, и не более.

Противостояния между странами и народами следует ждать на Балканах, года с 2025-го, причем конфигурации могут быть разными. Пока все говорит за албано-сербский костер. Оставленного США оружия и экспансионистской политики Турции вполне хватит для подначивания косовских албанцев к расширению зоны контроля. Границы в регионе исчезнут быстро, ну а дальше разгорятся геноциды и жестокие бои. Если Турция к тому моменту сохранится (без Эрдогана это будет очень трудно), то дело затянется на несколько лет, в ином случае все пойдет быстрее и к 2026-2027 году албанцев за пределами урезанной Албании, а то и вообще на Балканах, не останется. Серьезным, конечно, будет и разрушение окрестных стран. Лишь бы, однако, перед этим Балканы устояли перед волнами голодных «беженцев» и переселенцев. Если не поможет Россия, то удержать государственность на здешних территориях вряд ли получится.

Островками относительного спокойствия и безопасности в Европе будут Швейцария, Австрия, Венгрия, Польша, этого же можно ожидать от компактных удаленных национальных окраин с не растерявшим национального самосознания населением и высокой долей жителей сел и маленьких городков – таких, как Страна басков, Корсика, Бретань и др. Вообще, отметим, казалось бы, парадокс: чем больше в стране крупных городов, тем меньше шансов на ее сохранность.

Период 2025 – 2030 гг. будет заполнен локальными конфликтами, сомализацией, сепаратизмом и массовой гибелью населения. Рассадниками главных проблем станут именно большие города с заполненными неоварварами окраинами. Возможность спрятаться вне сплоченных коммун и территорий, окрестностей военных баз, горных массивов окажется призрачной, уж больно хорошо развита в Старом Свете транспортная инфраструктура.

Таким образом, можно полагать, что в ближайшие 10-15 лет Европа станет полем битвы множества мелких местных и пришлых игроков, а также столкнется с волнами неоварваров и гибелью значительной части устоявшихся форм и институтов. В рассматриваемый период следует также ожидать десятков миллионов переселенцев и беженцев с территории Европы в Россию, Латинскую Америку, Австралию. Внутренние беженцы будут стекаться в указанные выше островки покоя и безопасности. Если бы к этому времени оказался сохранным режим буров в ЮАР, то многие бы перебрались на юг Черного континента.

Ближний Восток

Я уже описывал стратегию Арабского мира, последний, вероятно, имеет мало шансов на субъектность и успех. Рассмотрим, насколько спокойно и мирно в ближайшие годы будет на Ближнем Востоке и Севере Африки. Жаль, но, по большому счету, как раз данный регион в ближайшие 15 лет станет одним из самых непредсказуемых и кровопролитных мест мира, территорией свободной охоты/серой зоной. Этому будет способствовать:

  • отсутствие практически всех ресурсов, кроме нефти и газа, но последние в любой момент могут оказаться под контролем Ирана;
  • дефицит воды и продовольствия, что делает лишним (миграция или смерть от голода) несколько десятков миллионов населения;
  • высочайшая зависимость от внешних поставок продовольствия и товаров для жизни и поддержания инфраструктуры;
  • отсутствие единого центра, неустойчивые границы;
  • высокое влияние трайбализма и религии;
  • отсутствие у внешних игроков интересов в стабильности данных территорий;
  • переизбыток разломов и конфликтов;
  • большое количество оружия;
  • наличие двух принципиальных врагов – Израиля и Шиитского мира/Ирана.

Уже во второй половине 2022 года в регион может прийти голод. В перспективе к этому добавится дефицит воды, ведь основные источники пресной воды расположены на территории Курдистана/Турции, а последняя уже ввела в строй плотины. Арабская весна началась всего лишь из-за подорожания стоимости зерновых на десятки процентов, в ближайшие же годы речь пойдет о физическом дефиците еды и росте цен на питание в разы.

Сегодняшняя, ориентированная на экспорт углеводородов и импорт всего остального, социально-экономическая система региона не может существовать в условиях катастрофы. Накопленные ЗВР испарятся, текущие поставки окажутся под вопросом, вовсю встанет вопрос выживания. В отличие от мира в целом, заходящего на сценарий «Мир панрегионов», Ближний Восток и Север Африки погрузятся в локальный вариант сценария «Нашествие неоварваров».

Самые сильные и богатые национальные государства и города столкнутся с пламенем бунтов, их захлестнут волны переселенцев и беженцев. Нынешние Ливия, Сирия и Ливан на фоне того, что их ждет в будущем, будут казаться территориями спокойствия и благоденствия. 2022 год станет пробным камнем, но проблему голода пока еще решить удастся, хотя беженцев/переселенцев будут миллионы. 2023-2025 – годы контролируемого падения, каждый год будет хуже предыдущего, но ситуация в целом будет удерживаться. А вот в 2025-2027 гг., когда контроль будет утерян, счет хлынувших с Ближнего Востока беженцев неминуемо пойдет уже на десятки миллионов.

О больших войнах в регионе можно не говорить, но локальных и/или гражданских будет множество. Единственный шанс для соседей снизить давление – создать в собственном регионе лагеря беженцев и жестко закрыть границы по естественным, природным разделам и вехам. Местные будут резать друг друга, нормой станет геноцид, Турция вряд ли выдержит такую нагрузку, а Балканы и Закавказье смогут устоять только при поддержке России. Резкое наращивание объемов сельского хозяйства и максимально быстрый ввод в оборот земель Новороссии – залог удержания беженцев и стабилизации региона, больше это делать негде и некому.

Положение Израиля – потенциально катастрофическое, при попытке его уничтожить велики риски ядерных ударов, направленных на уничтожение объектов в Персидском заливе, крупных городов Ближнего Востока, Суэцкого канала, а также создающих радиоактивные зоны отчуждения.

Таким образом, есть шанс, что в среднесрочной (5-7 лет) перспективе Россия может удержать регион от полного краха и десятков миллионов смертей от голода. У нас есть все возможности для наращивания – без зависимости от других – производства недорогого продовольствия: свободные земли, дешевый газ для удобрений, вода, техника, воссоздаваемое семенное хозяйство (запасы на 3-4 года, потенциал для полного импортозамещения). Это позволит обезопасить себя и потенциальные территории панрегиона от нашествия неоварваров, однако не допустить превращения Ближнего Востока и Севера Африки в территорию свободной охоты/серые земли, похоже, не выйдет.

И, да, самым тихим местом рассматриваемого региона выглядит, пожалуй, ОАЭ – как территория мира, место встреч, переговоров и жизни племенных элит, только вот качество жизни просядет изрядно, да чужаков ограбят и выгонят…

Черная Африка

В очерках о стратегии, Африка была рассмотрена в трех аспектах: Арабский мир, Черная Африка и Протестантский проект. Складывается неутешительное впечатление, что куда на континенте ни ткни, обязательно попадешь в потенциальную горячую точку и место для геноцида. Выделим основные шаги, которые позволят любому желающему дать прогноз относительно того, где именно в Африке может запылать.

Границы между странами здесь чаще всего произвольны, нарисованы колонизаторами по линейке. Нелишне напомнить, что площадь Африки в 1,76 раз больше площади России, а население составляет 1,276 млрд. человек и растет более чем на 2% в год такими темпами, что к 2050-му году произойдет удвоение его численности. Число народностей/племенных союзов колеблется, по разным источникам, между 500 и 8000, вдобавок оно еще разделено множеством религий, традиций, течений и сект. Экономика по большей части является доиндустриальной, с вкраплениями месторождений полезных ископаемых и чужеродных аборигенам по культуре городов. Добавим нищету, смертность, СПИД/ВИЧ в отдельных странах в 15-20% от населения в целом – и картина становится крайне грустной.

Проблема большей части Африки – отсутствие наций и национальных элит (за исключением Египта и еще нескольких арабских стран). То есть здесь нет субъектов, готовых принимать решения и говорить от имени населения и формировать его интересы и планы. Для прогнозирования событий в любой стране и регионе Африки надо, по-видимому, действовать следующим образом:

  • забыть про существующие границы, их на деле нет и не будет;
  • взять за начальный образец этническую/языковую карту – это первый слой, выделенные границы – потенциальные зоны конфликтов;
  • второй слой – религиозная принадлежность, чаще всего внутри одного племенного союза есть доминирующая религия;
  • если присутствует мировая религия (христианство, ислам) и местные верования, то, скорее всего, будет существовать их синкретическое соединение (вуду и католицизм), если ислам и христианство – еще одна линия раскола;
  • выделить наиболее пассионарные, агрессивные и боевые племенные союзы – это точки провокации конфликтов;
  • если в последние десятилетия между народами были жесткие кровавые войны, массовая ассимиляция, геноцид – имеем третий слой противостояния;
  • отметить экономически богатые точки на карте – месторождения, источники воды, энергетические станции, плодородные земли, промышленные кластеры и т.д.

После выделения указанных линий раскола, можно будет «полюбоваться» на будущую сеть конфликтов и войн. Целевое состояние: самая агрессивная народность контролирует находящиеся в ее зоне доступа экономические центры, родственные народности – по языку и религии, параллельно активно давит, притесняет и ассимилирует попавшие в зону влияния чуждые народности, особенно исторических врагов.

Две пассионарные народности рядом – высоковероятен геноцид с миллионами убитых и переселенцев. Богатый экономический кластер на берегу океана, контролируемый небоевым племенным союзом, – есть шанс сохранить его с помощью внешних сил. Только ведь последние могут в любой момент захотеть лучших условий и договорятся с врагами.

Оружие на континент пойдет рекой, крупные игроки будут направлять свои ЧВК и прокси для помощи и обучения местных, а со временем станет ясно, что помогать проще более пассионарным…

И, да, можно взять в Африке любую страну/территорию, кроме Египта да пары арабских стран, и убедиться, что выше, действительно, представлен готовый алгоритм для написания прогноза на ее ближайшие десятилетия...

Таким образом, печально констатируем, что большая часть Африки в ближайшие 15 лет станет полем постоянных локальных и региональных конфликтов не столько между странами, сколько между племенными союзами. Привычные границы уйдут в историю, нормой станут геноциды.

Вся эта жуть продлится до 2050-х годов, пока центры Триполярного мира или новый Глобальный мир снова не придут в Африку, чтобы навести порядок, протянуть инфраструктуру в глубь континента и ликвидировать архаику. До этого времени политика внешних игроков будет идти по заветам капитана Себастьяна Перейры, торговца черным деревом. В смысле, избави Бог, не работорговли, а принципов крайне не эквивалентного обмена, ограбления и бесчеловечного отношения к коренным африканцам.

Резюме

До 2035 года поверх всех мировых сценариев неминуем значительный рост в мире конфликтов, напряженностей и противостояний. Самой сложной и опасной частью света по части применения ядерного оружия станет Восточная Азии, где могут случиться основные масштабные войны и столкновение интересов сильных игроков. В тени этих конфликтов всевозможные этнические противостояния, гражданские войны и геноциды будут казаться слишком мелкими, теряться и выпадать из общего внимания.

Ближний Восток накроют волны голода и миграций неоварваров, часть из которых, окончательно разрушая сложившуюся систему, переместится в Европу. Африка станет большой и сплошной серой зоной, где конфигурация войн и противостояний будет меняться регулярно. Ключевым фактором неопределенности в следующие 5 лет будут США, точнее уход Штатов из различных регионов мира – империя надорвалась и отступает.

К большому сожалению, применение тактического ядерного оружия в ближайшие годы перестанет быть категорически неприемлемым, но вероятность начала глобальной, общемировой войны все-таки по-прежнему крайне мала. Мир меняется кардинально, воевать будут все, годы от нынешнего до 2035-го вместят в себя больше конфликтов, чем их было за последние 70 лет.

фото: voda58.ru


Заметили ошибку в тексте? Сообщите об этом нам.
Выделите предложение целиком и нажмите CTRL+ENTER.


Оцените статью

––>

Спасибо за обращение

Укажите причину